Сегодня 19 ноября 2018 года, ПОНЕДЕЛЬНИК, (6 ноября по ст. стилю)
"Господи небесе и земли, создaнный сeй хрaм Божественныя Твоея исполни слaвы и нaм, предстоящим ему яко стрaшному Царствия Твоего ...  >>>
КОНТАКТНАЯ
ИНФОРМАЦИЯ
БОГОСЛУЖЕБНЫЕ
УКАЗАНИЯ
Подведены итоги епархиального этапа Международного конкурса детского творчества "Красота Божьего мира".  >>>
Заседание богослужебной комиссии Воронежской митрополии проведено в Воронежском епархиальном управлении  >>>
"Господи небесе и земли, создaнный сeй хрaм Божественныя Твоея исполни слaвы и нaм, предстоящим ему яко стрaшному Царствия Твоего ...  >>>
Подведены итоги епархиального этапа Международного конкурса детского творчества "Красота Божьего мира".  >>>


















































Рейтинг@Mail.ru

24 августа 2016 г • ВОРОНЕЖСКАЯ ЕПАРХИЯ

"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава I

Прославление святителя Тихона.

Начало прославления. - Памятник в честь святителя Тихона. - Замечательное явление схимонаху Митрофану. - Усердие народа к святителю. - Чудотворения и их записи. - Машонов и его ходатайство об открытии св. мощей. - Общий обзор чудотворений. - Изложение 48 обследованных чудотворений, совершившихся в период 1820-1861 годов

Память святителя Тихона, со времени блаженной кончины его, благоговейно чтили, как в обители Задонской, так и вне ее - все те, которые лично знали его или читали и слышали о святой и богоугодной его жизни.

Почитание это было столь живо и всеобще в нашем отечестве, что некоторые из усердствующих к нему хотели увековечить имя его сооружением памятников. Таким образом, уважение к его добродетелям и уму не ограничивалось одной памятью сердца о нем. В "Друге юношества" 1813 года (в февральской книге) читается следующее:

"В подмосковном имении действительного тайного советника Ивана Владимировича Лопухина, в селе Савинском, рассматривая грот, я нашел там великолепный памятник Преосвященному Тихону, епископу Воронежскому, коего память величается ежедневным стечением народа в Задонский монастырь.

На памятнике изображена на высоте горящая свеча.

Достойна она памятника. Небесное просвещение, премудрость Иисусова озарила глубину сердца Воронежского пастыря и положила в ней основание во времени и в вечности зиждущегося храма орудием креста из чистой любви и беспредельной славы Первенца.

Его писания, почерпнутые из источника мудрости и откровения, сооружают в сердцах смиренных, идущих к вечному Сиону, нетленный ему памятник, имеющий всю свою драгоценность в очах пославшего его на паству и вручившего ему в посох тот глас, коего овцы слушают и коего призванием бегут они из ложного стада наемничья в стадо любви и истины...

Он был поставлен в светильник миру, возжжен¬¬ный небесным огнем Искупителя, и свеча на его памятнике представляет его свет, который светил и светит в сердца, вкусившие плоды внутреннего обращения.

Он соблюл горение огня чистого; не угасил его, потому что имел в себе неиссякаемый источник елея чистой любви, единый могущий возжечь огнь небесной мудрости, и призван свет к блистанию во глубине сердец и душ человеческих. Так! Но всегда готов был идти в сретение Жениху, Первенцу и Спасителю, имея неугасимый огнь во внутреннем храме своего помазания, от коего вжигали светильник и овцы его стада. Огнь сей, способный воспалить искру любви и превратить ее в пламень велий, разлит и в писаниях его.

Почтим же неувядаемую славу великого Тихона, сего истинного пастыря в церкви Российской, коего мудрые христианские писания печатлеют неизгладимыми чертами его память, священную в сердцах, стремящихся к люблению Спасителя Иисуса, и в Нем единственно обретающих свое пристанище, богатство, покой и всю свою славу".

Различные знамения и чудеса, последовавшие вскоре после успения свт. Тихона, свидетельствовали, что святитель сей обрел особенную благодать у Господа. Через три года после кончины он в небесной славе явился в яве своему другу по духу и жизни, схимонаху Митрофану, и сказав ему : "Отец Митрофан! Всемогущий Бог хочет прославить меня",- с этими словами сделался невидим. Как бы по чудному мановению, с тех пор народ стекался со всех краев России к его гробу и служил панихиды. Многие из молящихся получали исцеление от немощей душевных и телесных.

В Задонской обители вели подробную запись всем чудотворениям, по благодати Божией совершавшимся при гробе святителя. Запись эта составляла большую книгу, которая в 1820 году доверчиво отдана была для прочтения одному из приезжих богомольцев, квартировавшему в монастырской гостинице. Читавший, неизвестно по каким побуждениям, уехал из Задонска, не возвратив рукопись обители. Поскорбев немало о пропаже такого драгоценного памятника, благочестивые иноки завели новую книгу, которая бережно хранится в обители до настоящего времени. Мы имели утешение читать эту книгу и видели, что по молитвам к святителю чудеса совершались не только при его гробе, но и по другим местам. Действия Духа Божия не ограничиваются исключительно одной какой местностью.

Из записей видно, что было не мало опытов чудодейственной помощи святителя еще в прошлом веке. Убеждение, что его тело сохраняется нетленным, было всеобщим. Еще в 1793 г. отставной прапорщик Яков Машонов, подавал к Преосвященному митрополиту Гавриилу прошение, ссылаясь на особое откровение, об открытии мощей святителя, пребывающих нетленными, подвергая себя всей строгости закона, если его показание несправедливо. В 1800 г. он подавал о сем прошение императору Павлу I, а в 1803 г. - императору Александру I. Так как это была просьба одного лица, в разновременных показаниях которого усматривалось притом некоторое несогласие, то прошения оставлены без дальнейшего движения [68]. По мудрым планам Божественного провидения прославление угодника отлагалось до другого времени, более благопотребного.

Чудесные исцеления, во множестве совершавшиеся по молитвенному обращению к святителю, не могли оставаться тайной, распространялись повсеместно и влекли верующих, страдавших разными недугами, к новоявляемому угоднику Божию. Больные исцелялись иногда при одном обещании поклониться святителю Тихону, или во время служения панихиды при его гробе, или от помазания св. елеем из лампады, которая висела над гробом его; иные избавлялись от непредвиденной смертной опасности одним молитвенным призванием святителя на помощь. Многие до исцеления страдали столь тяжкими болезнями, что врачи, самые искусные, признавали их безнадежными к выздоровлению. Видя своих больных потом здоровыми, они письменно объявляли, что исцеление их могло последовать только по благодати Божией, свыше всех пособий медицинских. В записях обители считается более ста чудес, совершенных по молитвенному ходатайству святителя Тихона, засвидетельствованных самими исцеленными и очевидными свидетелями благодатной помощи, оказанной святителем. Но сколько опытов благодатной немощи святителя ведомы только тем, кому они явлены!

Для благочестивого внимания читателей предложим повествование о некоторых чудесах, совершившихся при молитвенном призвании в помощь святителя Христова Тихона, надлежаще обследованных и внесенных в акты Задонского Богородицкого монастыря.

Чудотворения, совершившиеся в течение 1820-1861 г.г. [69]

Города Ельца мещанин Лашин, когда ему было 10 лет от роду, именно в августе 1820 года, заболел глазами так, что не мог ничего видеть; в апреле следующего года был привезен отцом в Задонский монастырь, где, по отслужении панихиды по святителе Тихоне и по прочтении над ним, Лашиным, молитвы, положенной в требнике за болящих, в то же время прозрел и стал видеть окружающие предметы. Приписывая это исцеление действию молитвы святителя Тихона, Лашин объяснил, что в 1852 году его родная по жене племянница, Елецкая же мещанка, Александра Сергеева, таким же образом получила исцеление от глазной болезни.

В тысяча восемьсот тридцатых годах помещица Анна Рингель была одержима сильной лихорадкой с нестерпимой головной болью и опухолью всего тела. После продолжавшегося полтора года безуспешного лечения больная была приглашена к знакомой помещице Рахманиной, которая вытерла ее маслом из лампады от гроба святителя Тихона и напоила толченым ладаном с гроба святителя; вскоре после того г-жа Рингель избавилась от недуга, который уже никогда не возвращался, и впоследствии, какие ни случались в жизни ее скорби и нужды, призвав имя святителя Тихона, тотчас получала отраду или помощь. В 1834 году восьмимесячная племянница ее, Анна, заболела сильным кашлем с коликой, так что оставалась без всякой надежды к выздоровлению. Помещица Рингель, по теплой и несомненной вере к молитвам святителя Тихона, отслужила панихиду при его гробе и помазала елеем из лампады больные места в теле младенца, который вскоре после того заснул и проснулся здоровым. Через два месяца болезнь возобновилась; помещица Рингель прибегла опять с молением к святителю Тихону, и по его ходатайству пред Господом, больной младенец получил совершенное выздоровление. Случай этого исцеления отмечен в записи гробового иеромонаха Иринея под N 10, внесен в акты монастырские и засвидетельствован присяжным показанием г-жи Рингель.

Задонского уезда, деревни Матюшкиной, дворовый помещика Алексея Бабокова человек, Иона Алмазов, в августе месяце 1836 года лишился, вследствие болезни, ног и языка; в сентябре месяце, по приказанию помещика (уже умершего), был привезен покойной своей матерью в Задонский монастырь, где несколько дней был приносим в церковь для служения молебнов Божией Матери и панихид по святителе Тихоне; неоднократно прикладывали его к лику изображения святителя Тихона; в первую же ночь по возвращении домой из Задонска Алмазов начал хорошо ходить и говорить и доселе здоров. Случай сей записан в монастырских актах и подтвержден присягой самого Ионы Алмазова.

Задонского мещанина Артемова сестра Степанида, по мужу Копейкина, в 1839 году подвергалась мучительным припадкам, от которых страдала более года: кричала, как в сумасшествии, ударялась о землю в страшных корчах и сильно ушибалась, причем никто не был в силах удержать ее. Но маслом от лампады святителя Тихона, которое она пила и которым мазалась, исцелилась она совершенно, и с тех пор болезнь не возобновлялась. Случай этот подтвержден присяжным показанием брата исцеленной, Артемова[70].

Государственная крестьянка Марина Лямзина, в 1850 году переселенная в Астраханскую губернию, а в 1838 году жившая в селе Патриаршем Задонского уезда, была полгода больна беснованием, которым мучилась ежедневно; но после хождения в течение нескольких дней в церковь в Задонске, с верой к святителю Тихону, для служения молебна Божией Матери и панихиды по святителе, получила при гробе его 1 января 1839 года исцеление; о чем внесено в запись гробового иеромонаха Иринея под N 22 и подтверждено присяжным показанием села Патриаршего крестьянки Натальи Лямзиной (тоже Марковой), в одном доме с которой жила тогда Марина Лямзина, невестка Натальи.

Елецкого уезда, села Бурдина, крестьянская жена Акулина Камынина была около 5 лет одержима беснованием, а в 1840 году приведена братом в Задонск, где иеромонах Ириней читал над ней молитвы, давал ей пить масла из лампады от гроба святителя Тихона и мазал ее этим маслом; по прошествии недели она получила исцеление, и с того времени припадки более не возобновлялись.

Города Ельца купеческая жена Пелагея Гаврилова до замужества была здорова; но после вступления в брак, когда ей было шестнадцать лет, вскоре стала подвергаться беснованию, более, когда говорили о чем-либо святом, или когда видела что-нибудь относящееся до духовного лица или предмета; причем впадала в беспамятство и, по уверению других, при том случавшихся, кричала в то время разными голосами и терзала себя руками, так что два-три сильных человека едва могли ее удерживать; после этих припадков, продолжавшихся часа по два, следовало обыкновенно расслабление. В таком болезненном положении находилась она года два; в 1835 году родные повезли ее в Воронеж, но припадки продолжались; потом, когда в Задонске отслужили панихиду по святителе Тихоне и она приобщилась Святых Тайн, припадки прекратились и до сего времени не возобновлялись. В записи о. Иринея случай этот значится под N 7, с объяснением, что исцеление Гавриловой последовало 27 апреля 1835 года.

Города Воронежа купеческая дочь Александра Яковлевна Елисеева в молодых летах имела сильную головную боль, нестерпимые истерические припадки и лихорадку с 1829 до 1833 года; врачи от лечения ее отказались, и главный из них советовал ей ехать к Липецким минеральным водам; но она, положившись на Промысел Божий, вознамерилась отправиться к святителю Тихону и, утвердившись в этом намерении сновидением (в котором святитель Тихон восстал из гроба, и когда она припала к ого стопам, благословил ее), отправилась в Задонск в августе 1833 года; там, накануне праздника Владимирской иконы Божией Матери, 25 августа, отстояв всенощную, а на другой день обедню, исповедалась, приобщалась и по возвращении домой совсем выздоровела. В 1840 году те же припадки ее возвратились; но она снова видела во сне святителя Тихона, восставшего из гроба и покрывшего ей голову красным бархатным воздухом, и вследствие данного обета отправиться в Задонск, получила облегчение; съездив же туда, совершенно исцелилась.

Задонского уезда, села Репца (ныне Панютина), умершего помещика Кожина крестьянка Евдокия Бурдынина была бесновата 4 месяца и в октябре 1845 г. получила при гробе святителя исцеление.

Того же села крестьянка Агафия Юдина 20 лет назад была 4 года сряду больна головой, спиной и грудью с припадками; осенью 1842 года привезена в Задонскую обитель и, пробыв несколько времени при гробе святителя Тихона, освободилась от недуга.

Принадлежащего к тому же селу Воскресенского хутора, детей помещика Кожина, крестьянка Феодора Мясоедова, 16 лет назад, была одержима в течение полугода беснованием; весной же, придя в Задонскую обитель, молитвами при гробе святителя Тихона совершенно исцелилась. Все эти три исцеления значатся в записи отца Иринея и подтверждены присяжными показаниями исцелившихся.

Воронежского Митрофанова Благовещенского монастыря монах Иринарх с 1842 года одержим был в течение 2,5 лет лихорадкой с сильными и продолжительными пароксизмами. В августе или сентябре 1844 г. пришло ему на мысль призвать на помощь святителя Тихона, и когда он воззвал: "Святителю Христов Тихоне, хоть бы ты мне помог" в ту же минуту почувствовал в себе перемену, во всем теле сделался жар и проявился пот; пароксизмы лихорадки не возвращались.

Липецкого уезда, Тамбовской губернии, села Алексеевки помещицы Потулова и Сабо в мае 1845 года проезжали близ села Грязей, чрез реку Матырь, в карете шестерней, по гати и мосту, устроенным из соломы. Потулова с горничной девушкой, выйдя из экипажа, прошла мост вперед, за ней лакей с отпряженной одной из пристяжных лошадей; а г-жа Сабо, страдая зубной болью, при бывшей тогда весьма холодной погоде, осталась в карете. При переезде чрез мост, не имевший перил, карета опрокинулась в воду на довольно значительной глубине, и как стекло со стороны падения было опущено, то карета скоро наполнилась водой, так что и г-жа Сабо была в крайней опасности; кучер, форейтор и лакей, не умевши плавать, были все в воде, кто как мог придерживаясь за экипаж; г-жа Потулова бросилась было к карете, но не видя возможности оказать помощь, стала кричать; на крик прибежал мальчик, пасший вблизи овец, но также не мог ничем пособить; тут г-жа Потулова стала молитвенно просить помощи святителя Тихона, и в ту же минуту лакей, сам не зная как, ухватившись за ручку каретной дверцы, отворил ее, и г-жа Сабо освободилась из кареты, а вслед за тем приехал еще крестьянин, который и помог всем спастись. Об этом происшествии г.г. Потулова и Сабо тотчас подали объявление в монастырь и после подтвердили это присягой.

Бывшая Смоленского Вознесенского женского монастыря казначея Евстолия в 1846 г. имела сильное воспаление в боку и находилась в безнадежном положении; в июне месяце в тонком сне или забытьи, кем-то обещано ей исцеление, если она помолится Тихону Задонскому и даст обет поклониться его гробу. Такое же откровение имела и игуменья ее монастыря Олимпиада, которая дала больной в Богоявленской воде песку из-под гроба святителя Тихона; после чего у больной открылся кашель, нарыв прорвался, и она, Евстолия, выздоровев, 22 июля прибыла для принесения благодарности святителю в Задонск, где объявила об этом настоятелю монастыря и присягой подтвердила справедливость этого объявления.

Тамбовской губернии, Липецкого уезда, помещица, поручица Пелагея Ивановна Вельяминова, в конце августа 1846 года приехала в Задонск с больной одиннадцатилетней дочерью Анастасией, у которой все лице так опухло, что она несколько дней не могла видеть света, и когда 1 сентября после молебна Спасителю, Божией Матери, Тихону Амафунтскому и всем святым, и панихиды по Тихоне Задонском, совершенных после ранней обедни, лицо девицы Вельяминовой было помазано маслом из лампады при гробе святителя, то опухоль лица ее так видимо стала опадать, что к поздней обедне ее уже не было заметно. Это исцеление, которого очевидцем был тогдашний ректор Воронежский семинарии архимандрит Симеон, тогда же записано в монастырских актах, а в июле 1860 года подтверждено присягой матери исцеленной, поручицей Вельяминовой. Она же свидетельствует об исцелении воспитанника помещицы того же уезда титулярной советницы Плотниковой, Степана Михайлова. Это исцеление записано следующим образом в монастырских актах: г-жа Потникова 21 августа 1846 года вознамерилась было ехать в Воронеж на поклонение свт. Митрофану, но нечаянная болезнь означенного пятилетнего воспитанника ее остановила ее; болезнь весьма походила на холеру и была так сильна, что на другой день не было уже надежды к жизни и больной едва мог быть приобщен Св. Таин. В это время г-жа Плотникова произнесла: "Святителю, угодник Божий Тихон! Помоги и исцели сего несчастного болезненного!",- и больной после сих слов открытые более суток глаза закрыл и заснул; сон его продолжался от 5 часов вечера до 5 часов утра; проснувшись, он уже чувствовал себя здоровым. Это побудило ее, вместо Воронежа, поехать прежде в Задонск и принести благодарение святителю Тихону.

Жительствующая в Задонске коллежская асессорша Анна Михайловна Коломейцова в 1844 г. сильно страдала от жестокого стеснения в груди с сильным биением сердца и частью оцепенения всех членов тела до совершенной недвижимости, а в начале 1845 объявил ей врач о неминуемой смерти ее с открытием весны. Но недели за три до Великого поста свезли ее в монастырскую церковь к вечерне, которую она едва могла выслушать сидя; после вечерни повели ее в пещеру, где покоится святитель Тихон и, по просьбе ее, стали служить по нем панихиду, которую она уже могла простоять, а после сама вышла из пещеры и села в сани и с тех пор здорова. Это исцеление подтверждено присягой, как исцеленной, так и мужа ее, коллежского ассессора Степана Коломейцова.

Калужского Казанского девичьего монастыря рясофорная монахиня, дочь генерал-майора София Дмитриевна Кашкина, 21 сентября 1847, в Задонском монастыре, по молитвенном призвании святителя Тихона, получила исцеление от водяной болезни в животе и ногах, продолжавшейся 6 лет, что подтвердила в 1860 году присягой. Исцеление это записано в книге монастырских актов, где прописано и выданное монахине Кашкиной пользовавшим ее доктором свидетельство о неизлечимости болезни, которой она страдала и о исцелении ее потом единственно по благости Божией.

Орловской губернии, Елецкого уезда, села Слепуха, государственная крестьянка Домникия Ярыгина вскоре по выходе 8 ноября 1844 года замуж стала чувствовать тоску и в мясопуст 1845 г. после Рождества Христова пришла в безумие, кричала на разные голоса, чувствуя отвращение от храма Божия и от всякой святыни, почему мать и муж ее, после года от начала болезни, повезли ее связанную в Задонск, где, по молитве к святителю Тихону, ей сделалось легче и она оттуда уже могла идти пешком. Случай этот отмечен в записи иеромонаха Иринея и подтвержден присягой исцелившейся.

Задонская мещанка Елена Котова в мае 1860 года показала под присягой, что лет за 13 пред тем, занимаясь портным мастерством и чтением псалтиря по усопшим, она однажды перед Рождеством Христовым пошла читать псалтирь, но, положив поклон, не могла читать, потому что ничего не могла разобрать, как будто никогда не училась читать, потом, сказав на память "Благо есть исповедатися", слова "Господеви" не могла произнести и упала на пол, стала кричать и биться в беспамятстве; прибежавшие человек пять едва могли удержать ее. Такие припадки беснования продолжались каждый день от 2 до 5 часов. Через ежедневное чтение над ней молитв при гробе святителя Тихона, куда ее возили, припадки сделались реже, а когда в святую неделю духовник ее, иеромонах Задонского монастыря Нифонт, принес ей из церкви, где почивает святитель, ладану и когда ей, во время сильного припадка, влили в рот этого ладана со святой водой, то она получила исцеление и после 8 лет была здорова. Потом однажды заболели у нее ноги и сводило жилы. Когда потом с неделю возили ее в монастырь, где она брала масло из лампады святителя Тихона, то она исцелилась и с тех пор совсем здорова.

Служивший в Киеве надворный советник Платон Яковлевич Забугин 20 лет страдал болью и кружением головы, рвотой, затвердением желудка и выхождением внутренности с кровотечением и с октября 1845 г. совершенно ослабел так, что должен был лежать в постели. Несколько киевских врачей в течение полутора лет лечили его, но безуспешно; а в марте 1847 г., когда доктора решили, что ему остается жить всего недели две; он, по просьбе жены, решился немедленно отправиться в Воронеж на поклонение святому угоднику и немедленно прекратил все лечение. Его повезли лежащего в Воронеж, где он говел и приобщался Св. Таин; оттуда поехал в Задонск, где он во все время служения панихиды по святителе Тихоне плакал и, оставаясь несколько дней в городе, был ежедневно в церкви и чувствовал себя гораздо лучше, так что уже мог ходить и долее стоять в церкви, без усталости; возвратившись в Киев совершенно здоровым, снова мог вступить в службу, которую должен был за болезнью оставить. Врачи, пользовавшие его в Киеве, выдали ему свидетельство о болезни его до отъезда в Задонск и о здоровом положении его по возвращении оттуда.

Воронежский 3-й гильдии купец Ардалион Михайлович Ляпин в ноябре 1848 г. подал настоятелю Задонского монастыря объявление, что в сентябре 1847 года, во время сильной холеры в Воронеже, выехал он из Воронежа в Бобровский уезд; но недалеко отъехав, сделался болен и через полтора часа весь посинел и стал как бы мертвым. Жена его в испуге кричала, призывая на помощь святителя Тихона Задонского и осеняя мужа бывшим при ней образом святителя. Больной в это время очнулся и на теле его стала показываться испарина. Веря, что святитель Тихон может исцелить его, он не согласился на предложение жены возвратиться в Воронеж, но приехав на дачу, до совершенного выздоровления ни чем другим не пользовался кроме воды, в которую погружал образ с изображением лика святителя Тихона, призывая на помощь его святое имя. Объявление это подписано и женой Ляпина Натальей Зиновьевной; а в мае 1860 года, после уже смерти мужа, она подтвердила это присягой, с той разницей, что относит означенный случай к 1830 году; согласно же с этим ее объяснением дал присяжное показание в июне 1860 г. и бывший очевидцем исцеления Ляпина, сын их Анатолий Ардалионович.

Рязанской губернии, Раненбургского уезда помещица, девица, Марья Владимировна Меньшикова, в августе 1846 г., приехав с матерью и младшей сестрой в Задонск, почувствовала боль в горле, которая быстро усилилась до того, что большая не могла ни есть, ни пить, и уже опасались за жизнь ее. На третий день сей болезни, которая оказалась горловой жабой, именно 29 августа г-жа Меньшикова приобщалась Св. Таин, потом обвязавшись теплым платком, решилась пойти ко всенощной и стала у самого надгробия святителя Тихона, с слезной молитвой об оказании ей помощи. Будучи не в силах остаться долее в церкви, она вышла и вдруг почувствовала. что нарыв в горле прорвался; после чего ночью уснув, она уже к утру была здорова. Свидетелями этого были. кроме покойной матери ее, сестра Софья Владимировна и дворовая девка Дарья Васильева. В монастырских актах случай этот записан по объявлению отца исцелившейся поручика Владимира Николаевича Меньшикова, с подписью самой исцелившейся и удостоверениями из дворян коллежского регистратора Аничкова и поручика Димитрия Бессонова. Присяжное показание от исцеленной, сестры ее Софьи и горничной Дарьи.

Оренбургской губернии, Бугурусланского уезда, помещица села Андреевки, ротмистрша Ольга Петровна Дендебери, в апреле 1843 года была поражена припадком беспамятства. продолжавшегося около шести часов, за которым следовало расслабление и исступление ума несколько дней, и хотя от пользования врачей и получила некоторое облегчение, но скоро смерть возрастной дочери снова расстроила слабое здоровье ее, и она с тех пор часто подвергалась истерическим припадкам, доводившим ее до того, что она по несколько дней должна была оставаться в постели, и ни врачебные пособия, ни минеральные воды не только не доставляли ей облегчения, но припадки все более ожесточались и в течение 4 лет и 7 месяцев усилились до такой степени, что 3 декабря 1847 года больная была в крайнем расслаблении, члены ее уже охладели и даже окостенели, почему она просила послать за священником, до приезда которого племянница ее напомнила ей о желании ее поклониться гробу святителя Тихона; решившись исполнить это желание, она поговорила об этом с мужем, и только что, получив его согласие, произнесла непременное обещание отправиться в Задонск, в ту же минуту приподнялась без пособия других и села на постели, а чрез полчаса сама на ногах встретила духовника и стоя исповедалась и приобщилась Св. Таин. Впоследствии, в январе 1848 года, она провела в Задонске четыре дня и с тех пор вовсе без лекарств одним только заступлением святителя Тихона чувствует себя здоровой. В Задонск брала она с собой крестьянина своего Диомида Афанасьева, бесновавшегося в течение двух лет, ежемесячно, по несколько дней; проведя у гроба святителя Тихона три дня почти безвыходно, он сначала бесновался, но после совершенно выздоровел. Эти исцеления записаны в монастырских актах за подписью и печатью исцеленной г. Дендебери и ее духовника. После смерти г-жи Дендебери в 1850 г. и крестьянина Афанасьева в 1859 году означенные исцеления засвидетельствованы присягой сопровождавших г-жу Дендебери в Задонск двух крестьян и двух крестьянок ее.

Дочь капитана Юлия Черемисенова летом 1849 года начала чувствовать, неизвестно от чего, тоску, а зимой того же года стала кричать и биться так, что пять-шесть человек должны были держать ее, что продолжалось по целым суткам и оканчивалось расслаблением. Не терпела она притом никакой святыни и даже при чтении кем-либо молитвы впадала в беспамятство. Когда в зимнее время привезенный из Задонска образок святителя Тихона ей показали, она подверглась припадку; когда же надели его на нее, припадок скоро прекратился; образок сей она носила на себе, но смотреть на него никогда не могла; от этого она стала мысленно обращаться к святителю и просить его об исцелении. После того стала она видеть сновидения, в которых ей давалось обещание, что святитель Тихон исцелит ее; но рассказать этих снов она не могла, не подвергаясь припадкам и после, когда была в Задонске, в самой церкви, при чтении молитв над ней, продолжала страдать припадками так, что ее насильно приложили к изображению святителя. В церкви она спокойно смотрела на иконы, но при взгляде на раку святителя делалось ей дурно, и она бессознательно бранила его; это продолжалось три дня, а 25 марта она уже сама подошла к раке, приложилась спокойно и после, пробыв более недели в Задонске, исповедалась и приобщалась Св. Таин. Спустя после того год, проведенный ею в уединении, пред Рождеством Христовым она должна была по убеждению родительницы и крестной матери приехать к последней на именины, и здесь как только пошла танцевать под звуки музыки, вдруг упала и начала рыдать и биться в беспамятства; с этого времени припадки опять приходили часто, хотя слабее прежнего, и снова потребовали лечения. Однажды видела она во сне, что седой старец, подавая ей письмо, сказал, что оно от ее лекаря, прибавив, что у нее один лекарь, зачем ей лечиться у других; но она не могла ничего разобрать и письмо было мокрое; она, содрогнувшись, проснулась. После этого мать возила ее в Задонск, где она три дня прикладывалась к святителю с рыданиями; над ней читали молитвы, и сама она молилась, хотя и в смущении, и дня чрез три все припадки прекратились. Это исцеление сама г-жа Черемисенова подтвердила присягой, и в монастырских актах записано первое исцеление девицы Черемисеновой согласно с тем, как и здесь изложено, с письменного извещения настоятеля Задонского монастыря матерью ее, Александрой Федоровной, по возвращении ее с исцелившей дочерью домой; извещение это подписано и самой девицей Черемисеновой с удостоверением духовника ее и трех благородных лиц.

Жительница г. Задонска, коллежская асессорша Анна Павловна Анцыферова, в 1840 г. одержима была болезнью, которой медики не могли ни излечить, ни понять. Три раза в сутки, в час ночи, в 9 часов утра и в 5 часов пополудни, все тело у нее тряслось без озноба и стискивалось так сильно, что она чувствовала, будто все составы ее разрушались, жилы разрывались и все тело жгло, как огнем, и она по временам ощущала сильное стрекотание в глазах, языке, горле и во всем теле и чрезвычайное напряжение жил; иногда приходила в совершенное омертвение и два раза напутствована была Святыми Тайнами. Часто в крайнем изнеможении, с закрытыми глазами, видела перед собой икону Владимирской Божией Матери, находящуюся в Задонском монастыре; а открыв глаза не видела ее. В марте 1849 года во сне видела себя стоящей у гроба святителя Тихона пред мощами его и слышала женский голос, говорящий ей: "проси святителя и читай ему тропарь: правило веры и образ кротости, - он исцелит тебя и возьми два кувшинчика с водой, стоящий на столике недалеко от гробницы". Взяв один кувшин и начав пить воду, она проснулась и почувствовала чрезвычайное облегчение во всем теле, сама легко могла встать с постели и с того времени ежедневно читает тропарь святителю; болезнь, постепенно уменьшаясь, наконец совсем прекратилась. - Присяжное о сем показание дала исцеленная в мае 1860 года, а в монастырских актах записано сие при самом исцелении, с письменного извещения исцелившей, с удостоверением ее духовного отца и трех благородных лиц.

Рясофорный послушник Задонского монастыря Кассиан, прежде именовавшийся Иваном Соловьевым, до поступления в монашество крестьянин Тульской помещицы Ефремовского уезда, сельца Алексеевки, поручицы Анны Михайловны Леонтьевой, 11 января 1851 года был поражен параличем, три года был без памяти, нем, в помешательстве рассудка и не владел правой рукой. Чрез 6 недель от начала болезни владение рукой возвратилось, но немота осталась, и умственные способности расстроились; состояние это доктор признавал неизлечимым. По совету протоиерея Перцова и с благословения бывшего Преосвященного Тульского Димитрия, Соловьев с бабкой своей и другими женщинами отправился на богомолье в Задонск, Воронеж и Киев; 6 июня того же 1851 года прибыл в Задонск и 7 июня, по окончании заутрени, подойдя ко гробу святителя Тихона, взяв из лампады масла и выпив оное, почувствовал потрясение в языке и во всех членах тела, а по отслужении панихиды по святителе, в ту же минуту произнес: "Велия благодать святителя, угодника Божия Тихона!" и постепенно стал без труда говорить, а чрез два дня мог уже ясно и без затруднения читать церковные книги, и с тех пор совсем здоров. Присяжное показание его о том в деле на 96 листе; составленный же 7 июня 1851 года акт об исцелении Соловьева, внесенный в книгу монастыря, подписан самим Соловьевым, тремя находившимися при нем женщинами, задон¬ским городничим Халяпиным, протоиереем Алексеевским, титулярным советником Максимовым и архимандритом Задонского Богородичного монастыря с братией. К акту приложены совершенно согласные с показанием Соловьева отзывы духовного его отца, священника Тульского Успенского девичьего монастыря Михаила Протасова, протоиерея Всесвятской кладбищенской церкви г. Тулы, Михаила Перцова, и доктора, коллежского советника Дончанкина, пользовавшего Соловьева в Туле.

Воронежский 3-й гильдии купец Петр Кириллович Козаков с 13 сентября 1850 г. подвергся сильной лихорадке, которой пароксизмы возвращались в 3 день и продолжались по 6 часов, а за 2-м или 3-м пароксизмом по всему телу появлялись красные накожные пятна, отчего происходил зуд, очень чувствительный и по временам жгучий. Он лечился у городского врача или, в отсутствие его, по его рецептам сам, но болезнь продолжалась. В августе 1851 г. ездил он в Харьков для совета с опытным врачем, но успеха также не было. Потом, по совету 72-летней своей матери, в 20-летнее вдовство ежедневно ходившей в храм и шесть раз бывшей на поклонении Киевским угодникам, он был в Задонске, где, по отслужении панихиды по святителе Тихоне, возложена была на него мантия святителя, а после, во время литургии, выпил он несколько капель масла из лампады у гроба святителя; по возвращении же домой сделалась у него рвота зеленой водой и часа через два после рвоты красные пятна на всем теле прошли; с тех пор он совсем здоров. Это исцеление было 20 сентября 1851 года. Присяжное о сем показание исцелевший дал в июне 1860 г.

Житель г. Задонска губернский регистратор Степан Викулин имел в правой ноздре нарост, называемый полипом, до того усилившийся, что нельзя было дышать этой ноздрей. В 1854 году доктор отказался лечить его, за неимением инструментов для вырезания полипа, советуя ему ехать в Москву; но Викулин, не имея к этому средств и положившись на милосердие Божие, прямо от доктора отправился в монастыр¬скую церковь, где застал молебен пред иконой Владимирской Божией Матери, по окончании которого просил отслужить панихиду по святителе. После панихиды, молясь о помощи к святителю Тихону с теплотой, к коей только способна душа, потерявшая надежду на обыкновенную человеческую помощь, утирал до трех раз больное место пеленой святителя. После этого на 3-й день исчезли наросты в ноздре и он совершенно выздоровел. В присяжном об этом показании он добавил, что в феврале 1860 г., будучи в Рязани, он почувствовал в ступне левой ноги такую невыносимую боль с колотьем и судорогами, что совершенно не мог ступать больной ногой и мучился трое суток, не имея ни малейшего покоя; но когда, по указанию первого исцеления, он и в этой болезни обратился с молитвой к святителю Тихону, то вскоре после уснул спокойно, а на другой день встал, не чувствуя никакой боли, и с тех пор боль не возобновлялась.

Жена вышеупоминаемого губернского регистратора Степана Викулина, Мария Викулина, в 1856 году была в нервной горячке, которая потом перешла в жестокую лихорадку. Пароксизмы ее были два раза в день, и после каждого из них больная, впадая в сильный жар, оставалась без всяких чувств и без памяти. Это продолжалось 18 дней, и во все это время больная не принимала никакой пищи, кроме лекарств, вовсе не помогавших, так что ежеминутно ожидали ее смерти. В таком положении муж больной решился просить, чтобы принесли в дом его чудотворную икону Владимирской Божией Матери и мантию святителя Тихона; в продолжение всего молебна перед принесенной иконой больная была покрыта мантией святителя; по окончании же панихиды по святителе она пришла в память и лихорадка в то же утро прекратилась, а чрез два дня г-жа Викулина уже могла сидеть и находилась в таком положении, что пришедший доктор (Келлер) удивился внезапному ее выздоровлению, а вскоре и совсем выздоровела, не принимая никаких лекарств с самой минуты решимости искать помощи Божией. Присяжное показание об этом дал муж исцелившей, которая с своей стороны подтвердила, также за присягой, о своей болезни и выздоровлении.

Проживающая в г. Ельце Орловской губернии, села Хмелинца, деревни Ливенской, государственная крестьянка Хиония Романовна Якунина показала в мае 1860 года под присягой, что пред тем, за пять или шесть лет, в начале Великого поста, 25 летняя дочь ее, девица Евфросинья, впала в безумие, бегала со двора, не узнавала ни родителей, ни сестер, чувствовала тошноту и беспрестанно вздыхала, не употребляя почти никакой пищи; почему родители насильно повезли ее в Задонск, где Евфросинья Якунина, после панихиды святителю Тихону, получила исцеление и возвратилась с ними совершенно в здравом уме.

Воронежской губернии и уезда, села Верхней Хавы, Введенской церкви заштатный священник, Андрей Иванович Поярков, был с октября 1852 г. до июня 1854 г. одержим сильной ломотой в голове и стрелянием в руке и в левом боку; пособия разных врачей не оказывали ему пользы; в июне же 1834 г., пред праздником св. апостолов Петра и Павла, отправившись в Задонск, отстоял он там утреню, панихиду по святителе Тихоне, раннюю литургию и среднюю и опять панихиду по святителе, возвратился домой совершенно здоровым и до сих пор не чувствует той болезни.

Задонский уездный предводитель дворянства Гавриил Николаевич и жена его Софья Алексеевна Славяновы свидетельствовали за присягой, что родившийся у них в апреле месяце 1854 г. сын Николай в июне месяце того же года сделался очень беспокоен, лишился сна и день и ночь болезненно кричал. Его лечил опытный Задонский врач Семенкович, но в течение 10 недель все медицинские средства оставались без успеха, напротив, дитя более и более ослабевало. Приведенная почти в отчаяние таким неблагоприятным ходом его болезни мать дитяти решилась прибегнуть к самой надежной помощи святителя Тихона. 14 августа она взяла его и пошла пешком в г. Задонск, отстоящий от их деревни в 20 верстах, и прибыла туда уже поздно после всенощной. Эту ночь ребенок провел так же, как и предшествующие, очень беспокойно. Утром 15 числа г-жа Славянова пришла с ним ко гробу угодника Божия Тихона и, помолившись со всем усердием матери, желающей сохранить своего сына, первенца, положила его на надгробие святителя. Дитя перестало кричать, когда же она взяла его опять на руки, то увидела, что он крепко спит. Сон этот продолжался весь день, а в 12 часу следующего дня у дитяти из уха пошла непрестанно материя. После сего ребенок стал видимо поправляться и скоро выздоровел совершенно.

Пятилетний сын государственного крестьянина Задонского уезда, села Михайловища, Филиппа и жены его Натальи Голошубовых, Василий, был нем, хотя и слышал; родители старались выучить его выговорить: "Господи, помилуй", по не имели в том успеха; когда же в Филиппов пост 1859 года, по совету родных и знакомых, начали молиться святителю Тихону и дали обет прийти в Задонск поклониться угоднику при гробе его, то сын их в то же время стал выговаривать "Господи, помилуй" и говорить все, как должно. Родители исцеленного в июне 1860 г. объявили об этом настоятелю Задонского монастыря, свидетельствуя в истине происшествия всеми родными своими, соседями и духовными лицами села Михайловища и подтвердили это присягой. В присяжном показании заключается только та подробность, что когда после произнесения ими обета идти в Задонск сын их выговорил "Господи, помилуй", то они с сыном пошли в Задонск, и когда там, отслужив молебен Божией матери и панихиду по святителе Тихоне, приложили немого сына к лику угодника Божия, тогда сын их начал говорить все. Что этот сын Голошубовых был нем, а когда родители сводили его в Задонск, чтобы поклониться святителю Тихону, то получил способность говорить и теперь говорит, показали: по священству - местный священник села Михайловища и спрошенные под присягой два соседа Голошубовых.

Землянского уезда, Воронежской губернии, села Дмитрашевки, государственная крестьянка Домника Макарьевна Щербатова (тых), не доверяла беснующимся и укоряла их в притворстве; после 44 летнего постоянного здоровья в 1859 г. за неделю до Рождества Христова, стала чувствовать чрезвычайную тоску и отвращение от хлеба, не могла даже видеть хлеба, а ела одни соленые селедки; потом во время святой недели у ней явились припадки беснования, в которых она кричала и бранила родных, отца, детей, духовного отца, хлеб, хулила все святое и выказывала к священным предметам особенное отвращение; причем была так слаба, что не могла двигать ни рукой, ни ногой. Когда она от истощения уже готовилась к смерти, то призванный для напутствования ее духовник посоветовал мужу и родным больной свозить ее в Задонск. Когда ее повезли, то она во всю дорогу старалась вырваться и в одном месте бросилась с очень высокого моста. Привезши в Задонский монастырь перед всенощной, ее в беспамятстве приложили к гробу святителя Тихона. Тут она пришла в себя, встала на ноги и в продолжение молитв, которые читали над ней, панихиды и всенощного бдения, простояла без поддержки, с усердием молясь святителю Тихону об избавлении ее от беса; после чего почувствовала большое облегчение, сама вышла из церкви, стала есть хлеб; беснований с тех пор с ней не было и здоровье ее постоянно поправляется. Все это крестьянка Щербатова показала под присягой, и засвидетельствовали два священника и, под присягой, муж и отец исцеленной (еще третий крестьянин Дмитрий Васильев, забывший подписаться под присяжным листом) и две крестьянки.

Задонского уезда, села Дубового, деревни Меланьиной, государственная крестьянка Феодора Яковлевна Кочетова с 7 октября 1859 года подвергалась болезни беснования, припадки которой состояли в том, что у больной быстро являлась боль в сердце и тягость во всей внутренности, отчего она падала и кричала; иногда больная сохраняла сознание, однако не могла предохранить себя ни от падений и ушибов, ни от сильного крика. С Вознесения 1860 года болезнь Кочетовой, усиливаясь постепенно, дошла до того, что припадки возобновлялись по два и по три раза в сутки, и что-то влекло больную из избы к колодезям, погребам и вообще к уединению. Родственники Кочетовой, опасаясь, чтобы она не сделала себе вреда, принуждены были привязывать или связывать ее. В июле месяце повезли ее в Задонск связанную; в продолжение всего переезда, она старалась освободиться; по прибытии же в Задонск, когда отслужили панихиду по святителе Тихоне и иеромонах читал над больной молитвы, она постепенно чувствовала облегчение, а после двухдневного моления святителю при гробе его припадки беснования совершенно оставили ее, и Кочетова возвратилась домой за 24 версты пешком Действительность этого события подтвердили под присягой сама исцеленная и четверо крестьян одной с ней деревни.

Задонская мещанка Настасья Васильевна Попова в последних числах апреля месяца прошлого 1860 года сделалась больна приливом крови к сердцу, с сильным колотьем, нестерпимой болью в голове и помрачением зрения; припадки эти сопровождались зевотой и мучительными корчами в руках и ногах. Не употребляя никаких лекарств, больная искала помощи только у святителя Тихона, молясь при гробе его, и по ходатайству угодника Божия скоро получила совершенное исцеление от недуга. Об этом засвидетельствовали под присягой сама Попова и мать ее Клавдия Чуфарова.

Задонский помещик, надворный советник Владимир Алексеевич Викулин в детстве был одержим английской болезнью и семи лет от роду не мог еще ходить, несмотря на многие медицинские пособия. Когда его мать, по совету бабушки, решилась ехать с ним из Воронежа, где тогда жила, в Задонск, отслужить там молебен Божией Матери и панихиду по святителе Тихоне, то он начал передвигать ноги; когда же мать поехала одна, он опять перестал ходить и был до тех пор болен, пока мать с ним отправилась в Задонск. Когда его в первый раз прикладывали к надгробию святителя, то лобызая лик его, он воззвал: "Святителю отче Тихоне, дай мне ножки!" Мать неоднократно присутствовала при панихидах святителю. С того времени, не выезжая из Задонска, он начал ходить; ноги его постепенно до того укрепились, что он и в военной службе прослужил одиннадцать лет и до старости не чувствовал боли в ногах. Это показал он под присягой в июне 1860 г.

Помещица Елецкого уезда, жена секунд-майора, Раиса Васильевна Воронова, многократно получала исцеления в своих болезнях и утешения в скорбях по молитвам святителя Тихона Задонского. Особенно замечательны два следующие случая:

1) В 1812 году была она более месяца до того больна желтой горячкой с совершенным расстройством ног, что сам доктор ее советовал ей обратиться за помощью к святителю Тихону, и когда она, приехав в Задонск, на костылях приведена была в церковь и помолилась пред образом Божией Матери, то уже почувствовала облегчение, а когда приведена была в пещеру, в которой находился гроб святителя, и стала молить его о исцелении, то простояла панихиду без костылей и поддержки других, сама пришла в номер монастырской гостиницы на 2-м этаже и с тех пор совсем укрепилась в здоровье.

2) В 1854 году г-жа Поронова снова подверглась сильной горячке, притом с рожистым воспалением на лице, и доктор, при всех усилиях, не мог оказать никакой помощи. 8 мая прибыла она в Задонск и перед вечерней, войдя в монастырскую церковь, помолилась пред иконой Божией Матери, потом подошла к святителю и просила его помощи. В то же время она почувствовала сильную испарину; бывшие на ней струпья от рожи сошли, и горячка и рожа совершенно ее оставили. Действительность чудесного исцеления Вороновой засвидетельствовали под присягой: она сама и три благородные девицы.

Задонского уезда, деревни Воронежской-Меланьиной, государственный крестьянин Архип Осипович Аксенов, в начале августа 1860 года подвергся сумасшествию; но когда 17 августа свезли его к святителю Тихону, и он приложился к изображению его, находившемуся над его гробом, то совершенно выздоровел. Об этом засвидетельствовал он присягой.

Ливенского уезда помещик Владимир Мишин дал обет бывать ежегодно на память святителя Тихона в Задонске, но в 1860 году, находясь в Москве, где лечился и получил значительное облегчение от болезни, забыл о своем обете, и перед вечером в самый день памяти святителя, 13 августа, вдруг снова и сильно заболел; когда же на другой день вспомнил о своем обещании, то кое как дошел до церкви, отслужил панихиду по святителе и в скором времени совершенно освободился от болезни. Утвердил о сем присягой.

Калужской губернии, Мещовского уезда, села Зубова, деревни Чермошны, сын крестьянина помещицы Почининой Назар Прусаков, 11-ти лет от роду, в 1860 г. с праздника Преполовения лишился памяти, никого не стал узнавать, кричал или без смысла играл. Когда же по испытании над ним всевозможных средств лечения отец его молитвенно обратился к святителю Тихону, то больной начал выздоравливать, а когда они побывали в Задонске, и при гробе святителя отслужена была панихида, то больной получил совершенное выздоровление. Отец исцеленного показал о сем под присягой.

Восьмилетний сын Елецкого помещика, штабс-капитана Приклонского, Василий, в сентябре 1860 года заболел глазами; боль не давала ему покоя и сна; в две недели веки глаз совершенно перестали открываться и зрачки сделались белы, как от полного бельма. Полтора месяца напрасно лечили его все доктора, бывшие в Задонске, куда для медицинского пользования привезла его мать. Но после молитв матери при гробе святителя он уснул и видел во сне старца, выходящего из царских дверей и говорящего: "Кто грешен, молитесь!" Ответив: "Я грешен", и заплакав, Василий проснулся и, рассказывая этот сон, уже видел предметы, а теперь совсем здоров. Родители его показали о том под присягой.

У надворной советницы Александры Измайловны Богушевской в апреле 1860 г. в нижнем веке левого глаза образовался шарик, величиной с горошинку, который был причиной расстройства всего глаза, и она почти ничего не могла читать, а по утрам худо видела. Доктора говорили, что из этого шарика должен образоваться опасный нарост. На 24 октября, приехав с мужем в Задонск, после панихиды святителю Тихону, она потерла себе глаза покрывалом, лежавшим на надгробии святителя: шарик исчез, и она совсем выздоровела. Присяжное показание исцеленной и мужа ее при деле,

Задонская акушерка Марья Ивановна Альберт с 14 декабря 1860 г. десять дней страдала нестерпимой головной болью, так, что даже не могла поворачивать ею без помощи других; но по усердной молитве к святителю об исцелении боль вдруг укротилась, а когда принесли мантию святителя и возложили на ее голову, то болезнь совершенно прошла. Удостоверено сие присягой.

Живущая в Задонске жена коллежского регистратора Марья Антоновна Мартынова в 1860 г. при беременности стала непрерывно страдать кровотечением, от которого так ослабела, что без помощи не могла пройти по комнате и 26 июня преждевременно разрешилась мертвым ребенком, а после родов к означенной болезни присоединилась еще постоянная опухоль ног и жар во рту. После многих молитв к святителю у себя дома она наконец в октябре пошла в монастырскую церковь и там помолилась ему усердно, после чего уснула, видела сон, в котором ей какой-то монах говорил, чтобы она больше молилась святителю Тихону и что он поможет ей; проснувшись, она почувствовала себя совершенно здоровой.

Задонского монастыря иеромонах Виталий более 15 лет страдал внутренней болезнью, от которой по временам образовывались на теле шишки. В декабре 1860 г., когда, с молитвой к святителю Тихону он приложился ко гробу его, вдруг почувствовал сильную боль в обнаружившейся шишке и услышал в ней звук, как бы что разорвалось; чрез несколько дней, когда он опять прикладывался, тоже повторилось, наконец 15 декабря, в третий раз, ночью, в келье, при молитве к святителю, то же повторилось и так сильно, что он считал себя умирающим; но, напротив, нарост на теле сделался втрое меньше и мягким и с тех пор, постепенно уменьшаясь, совершенно исчез. Показание его и пяти иеромонахов в деле.

Елецкого уезда, деревни Ливенской, однодворческая девица Евфросинья Лукинична Игнатова, родители ее и трое родственников дали 2-го января 1861 года присяжное показание, что в октябре месяце 1855 года во время работы сделался у Евфросинии неожиданно удар, от которого она сначала лишилась чувств, и потом обезумела, постоянно беспокоилась, ничего не понимала и никого не узнавала. Несколько месяцев поили ее, по советам разных лиц, настоями из трав, приводили к ней бабок и знахарей; но средства эти нисколько не помогали. В мае 1856 года, по совету приходского священника, родители Игнатовой попросили отслужить у них в доме молебен с водоосвящением, и по усердной их молитве Евфросиния стала было узнавать людей, но скоро опять обезумела. Тогда мать повезла ее в Задонский монастырь связанную, а в церковь, к гробу святителя Тихона, ввели ее с трудом четыре человека. В продолжение трехдневного пребывания в Задонске Евфросинья пришла в сознание, вместе с матерью усердно молилась святителю, дошла домой, около 15 верст, без усталости, чрез несколько дней совершенно выздоровела и с того времени при случающихся недугах всегда прибегает с молитвой к святителю Тихону и получает облегчение.

Елецкого уезда, деревни Колодецка, государственные крестьяне Прокофий Турыгин, его жена Татьяна и сын Стефан Турыгины, зять его и невестка, и шесть соседей свидетельствовали 5 февраля 1861 года за присягой, что помянутый Стефан Турыгин, имеющий от роду 18 лет, 8 ноября прошлого года, чрез неделю после женитьбы, заболел, по-видимому, белой горячкой: ничего не ел, не спал, чрезвычайно слабел, никого не узнавал, был постоянно в бреду, при недосмотре за ним уходил из дому и бежал к Задонску или без цели. Немного приходя в сознание, Стефан упрашивал всех везти его в Задонский монастырь к святителю Тихону; но окружающие не удовлетворяли этой просьбы, опасаясь, чтобы больной не произвел в храме Божием беспокойства. Неоднократно был приглашаем священник для напутствования Стефана Турыгина Святыми Тайнами, но беспокойное состояние его не дозволяло исполнить этот долг. В таком положении больной находился десять недель; наконец, 25 января 1861 года родственники решились везти его в Задонский монастырь, были принуждены связать его. При гробе святителя Тихона они усердно молились об избавлении Стефана от тяжкого недуга, и к великой их радости, 26 января, больной, положенный при гробе святителя, успокоился, перестал бредить и без видимой причины чрезвычайно вспотел; 28 числа стал приходить в сознание, молился Богу, прикладывался к надгробию святителя и к образам, а в следующие три дня совершенно выздоровел и по собственному желанию приобщился Святых Тайн. До сего времени он пребывает здоровым.

Прославляя чудесами своего угодника, Господь благоволил, в утешение верующим и для славы Православной Церкви, очевидным образом явить и нетление его тела.



СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Начало книги. Главы I - II
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава III
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава IV
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава V (начало)
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Главы V (окончание) - VI
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава VII
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава II
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III (продолжение)
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III (окончание)




































© Воронежская митрополия - 2011-2018 г.
При использовании материалов сайта не забывайте делать ссылку на источник.