Сегодня 19 ноября 2018 года, ПОНЕДЕЛЬНИК, (6 ноября по ст. стилю)
"Господи небесе и земли, создaнный сeй хрaм Божественныя Твоея исполни слaвы и нaм, предстоящим ему яко стрaшному Царствия Твоего ...  >>>
КОНТАКТНАЯ
ИНФОРМАЦИЯ
БОГОСЛУЖЕБНЫЕ
УКАЗАНИЯ
Подведены итоги епархиального этапа Международного конкурса детского творчества "Красота Божьего мира".  >>>
Заседание богослужебной комиссии Воронежской митрополии проведено в Воронежском епархиальном управлении  >>>
"Господи небесе и земли, создaнный сeй хрaм Божественныя Твоея исполни слaвы и нaм, предстоящим ему яко стрaшному Царствия Твоего ...  >>>
Подведены итоги епархиального этапа Международного конкурса детского творчества "Красота Божьего мира".  >>>


















































Рейтинг@Mail.ru

24 августа 2016 г • ВОРОНЕЖСКАЯ ЕПАРХИЯ

"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III (продолжение)

Подробное описание некоторых обследованных чудотворений.

Представляем здесь благоговейному вниманию читателей несколько случаев благодатных исцелений, надлежащим образом исследованных.

Жена коннозаводского крестьянина Воронежской губернии, Бобровского уезда, села Хренового, Ефима Журихина - Пелагея Петровна в 1858 году, 6 июля, когда ей от роду был 21 год, занимаясь на поле уборкой ржи, вдруг почувствовала неизъяснимую грусть. Это состояние продолжалось шесть дней, до 12 июля, но не препятствовало ей заниматься домашними и полевыми работами; 12 июля она также вместе с мужем занималась на поле возкой снопов - и вдруг почувствовала дурноту; сначала потемнело в глазах, а потом что-то вступило в голову, и она, не могши продолжать полевой работы, прилегла на связанные снопы. После этого она скоро пришла в себя и решилась идти к своему стану, находящемуся саженях во ста от того места, где с ней сделалась дурнота. Но она не успела сделать более 2-х или 3-х саженей, как сделался новый сильный обморок, и она в бесчувствии упала на землю. Это случилось с ней во время деревен¬ского полевого завтрака, в 9-м часу утра. Муж, найдя ее в бесчувственном состоянии, решился не беспокоить и оставил до времени окончания работ, после которых, в том же состоянии, она перенесена была домой. Это состояние бесчувствия продолжалось шесть дней; после этого она пришла в память, начала узнавать других и чрез 6 недель могла свободно ходить и слегка заниматься своим делом. Но со времени удара она сделалась совершенно немой и не могла произнести ни одного слова. С этого же времени появился у нее постоянный, легкий и тихий кашель.

Чрез год, когда она находилась в церкви, перед окончанием литургии, с ней случился обморок, подобный прежнему, и она около суток находилась в бесчувственном состоянии. По миновании этого обморока, состояние ее не улучшилось. Она не могла владеть языком и только кашлем издавала звуки. Три года продолжалось это состояние со времени первого удара.

Когда весть об открытии мощей св. угодника Тихона и о множестве богомольцев, идущих в г. Задонск к открытию св. мощей, достигла селения Хренового, Пелагея Петрова решилась идти пешком в г. Задонск для поклонения мощам новоявленного чудотворца, святителя Тихона, в надежде по молитвам угодника Божия получить исцеление. Она пришла в Задонск 11 августа, в пятницу, с крестьянками своего села - Екатериной Семеновной Катреповой и Марией Платоновной Началовой; но по многочисленному стечению народа они не могли пройти в церковь, где почивают нетленные мощи свт. Тихона. В следующие дни и 14-го числа, после открытия св. мощей, по той же причине, они не могли исполнить своего сердечного желания - приложиться к св. мощам угодника Божия. В этот день Пелагея Петрова пошла со своими спутницами в теплую монастырскую церковь, где находилось надгробие, под которым покоились нетленные останки до времени их торжественного открытия. На этом надгробии было изображение святителя, к которому прикладывались усердные богомольцы, - сначала к ножкам, а потом к ручкам. Следуя этому примеру, и Пелагея Петрова сначала приложилась к ножкам, а потом к ручкам, и вдруг, хотя и негромко, воскликнула: "Слава Тебе, Господи!" После этого первого возглашения она начала многократно повторять: "Господи, помилуй! Господи, помилуй!" Радость и какой-то невольный страх объяли ее спутниц и других свидетелей этого чудесного исцеления, как явления спасительной силы Божией, по молитвам святого угодника. Спутницы Пелагеи Петровой от радости и страха не верили, что это та самая Пелагея, которая в продолжении трех лет не говорила ни слова. По выходе из церкви толпа любопытного народа окружила исцелившую и ее спутниц. При этом нашелся один человек, который уговорил исцелившую и ее спутниц явиться к Высокопреосвященному митрополиту Исидору, и сам представил их. Справедливость этого чудесного исцеления подтверждена под присягой, кроме исцелевшей, 14-ю человеками свидетелей. Получивши благословение Высокопреосвященного митрополита Исидора, Пелагея Петровна Журихина и ее спутницы приложились к самым св. мощам свт. Тихона. С того времени Журихина находится в совершенном здоровье и говорит совершенно свободно.

Жена государственного крестьянина Воронежской губернии, Задонского уезда, села Конь-Колодезя, Петра Евсеева Власова, Акилина Никифоровна, от роду 36-ти лет, не владела правой ногой. Эта болезнь произошла от сильной простуды и усилилась до того, что она постоянно чувствовала в ноге нестерпимую острую боль, которая усиливалась при малейшем прикосновении. Акилина ходила на костылях и тогда только чувствовала некоторое облегчение, когда за ступень привязывала поясом больную ногу к шее. - Протекло уже семь лет от начала болезни, и она не чувствовала никакой перемены к лучшему. Семилетние страдания, ослабляя веру на помощь человеческую, укрепляли веру на помощь божественную. Услышав об открытии св. мощей святителя и Чудотворца Тихона, она с крестьянкой своего села Авдотьей Семеновой Клюшниковой отправилась в Задонск искать врачевства от своей болезни у св. мощей угодника Божия. В г. Задонск к 11 числу августа уже стеклось много богомольцев, и нелегко было достигнуть до гроба святителя. Но несчастное положение больной привлекло участие многих посторонних лиц, и она, с помощью их и своей спутницы Клюшниковой, достигла до гроба свт. Тихона и, приложившись к раке угодника Божия, получила исцеление. Это было 11 числа августа. Акилина Никифорова Власова теперь свободно владеет ногой и принимает участие в полевых работах. Кроме местного священника и дьякона, четыре человека из ее соседей подтвердили под присягой ее чудесное исцеление.

Дочь государственного крестьянина Воронежской губернии, Бобровского уезда, слободы Бутурлиновки, - Григория Кирилловича Каменого - девица Татьяна, родившаяся 1838 года 6 января, в первые годы своего детства была в совершенно здоровом состоянии и отличалась, по отзыву отца, бойкостью и понятливостью, соответствующими детскому возрасту. До 6-тилетнего возраста в ней незаметно было никакой болезни. Но страшная болезнь поразила ее неожиданно. В один летний день отец ее отправился в поле и взял ее с собой; наложивши снопов, он возвратился с ней домой. День был теплый, и он уложил дочь свою Татьяну спать на дворе: но не прошло и часу, как дочь его вскрикнула. Отец бросился к ней и увидел, что она вся в поту, слабая и как бы полумертвая: он внес ее в избу и положил в постель. На другой день отец и его домашние увидели, что у Татьяны были сведены руки и ноги и вся она была скорчена, - в руках, ногах и пояснице не видно было жизни; спинная кость в пояснице была сведена и входила даже в ребра, кости и жилы были как бы перевиты; руки были пригнуты к лицу, а ноги к животу, и она вся была свита как бы в клубок. И душевные способности ее изменились. Прежде бойкая и памятная, она сделалась тупоумной и беспамятной. Родители ее обращались к лекарям, но помощи не было. Из своих рук они ее кормили и поили и носили на своих руках; так было до десятилетнего возраста. Сама Татьяна под присягой показала: "В руках, ногах и пояснице я не замечала жизни - в таком положении все во мне срослось - все во мне было сухо, и одна лишь кожа связывала кости во мне. При таком состоянии тела и душевные мои способности были несовершенны, рассудок мой был слаб, память моя мало что удерживала; домашние мои с трудом могли что-либо растолковать мне; молитв Господних заучить я почти была не в состоянии".

Когда Татьяне исполнилось десять лет, в один праздник дед ее пришел из церкви с каким-то странником, по сословию человеком благородным, который прогостил в их доме 4 дня. Странник этот, увидев больную, сказал ее отцу и домашним: "Больную свою вы ничем не лечите, а молитесь Богу". Выходя из дома, он дал записку и сказал: "Вот вам записка, здесь я написал имена святых, которым вы отслужите молебен, поставьте три свечи и попросите священника отслужить за здравие больной обедню. Болезнь вашей дочери пройдет постепенно, а лечить ее - не лечите". По уходе странника покойная мать больной исполнила в точности все его наставления.

И действительно, по благости Божией, Татьяна получила облегчение от своей болезни. Чрез два дня родители ее заметили, что у Татьяны руки несколько отпустило, а чрез несколько времени они сделались свободными, и она кое-что начала ими брать, а потом кое-что и делать; при помощи рук она стала ползать: ноги же и поясница оставались у ней в прежнем положении. Сама Татьяна так говорит о своем положении в это время. "По уходе странника, когда матерью моей было исполнено все, что он приказывал, стала я приходить в себя, стала я понимать все, что говорили мне; стала я разуметь, что читали мне; стала я выучивать и молитвы; а в руках своих я получила послабление от корчи с ощущением в них мучительной болезни, которая, впрочем, чрез несколько времени меня оставила, и руки мои мало-помалу начали расправляться, стали оживать и наполняться телом, и я могла чрез несколько времени ими кое что и работать. Ноги же мои и поясница оставались в прежнем положении - также были сведены, также сухи и также бесчувственны. Но при помощи рук я начала учиться ползать".

Когда Татьяне было около 15 лет, ее дядя, крестьянин той же слободы, Косьма Жидков, пред праздником Св. Троицы собрался ехать в Воронеж на богомолье. Татьяна упросила его взять ее с собой, чтобы помолиться у мощей святителя и чудотворца Митрофана. Дядя исполнил желание больной племянницы. По прибытии в Воронеж он сносил ее к мощам святителя Митрофана. "И только что я приложилась,- говорит о себе Татьяна,- к мощам угодника Божия, как ощутила в правой ноге страшную боль, какую я чувствовала и в руках в то время, когда корчи и бесчувственность оставляли их, но боль сия, по милости Божией и по молитвам угодника Божия, прошла скоро; а в правой ноге моей я почувствовала ослабление от корчи, жилы ее несколько отпустило, которые, как я чувствовала, стали биться, жизнь в ней показалась, и правая нога постепенно стала наполняться телом, и я несколько стала владеть ей".

Эту перемену в состоянии здоровья Татьяны заметили и ее родители. "По приезде из Воронежа мы увидели, что правая нога у нашей дочери сделалась свободнее, по милости Божией и молитвам угодника Божия Митрофана; жизнь в правой ноге показалась, и она стала действовать ею".

Родные выучили Татьяну шить сапоги, и она, имея свободные руки, постоянно занималась этой работой. После поездки в Воронеж и ползать для нее сделалось свободнее. "И хотя я,- говорит о себе Татьяна,- стирала руки и ноги до крови, но доползала до церкви, где одно было для меня утешение - молить Господа, чтобы он продлил ко мне милость Свою, и Господь не лишил меня Своей милости - в руках и правой ноге я замечала постепенное прибавление тела и постепенное изменение к лучшему; но левая нога моя и поясница оставались в том же положении, были также бесчувственны и также сухи.

Весной сего года прошел в слободе нашей слух, что будут открывать мощи угодника Божия, святителя Тихона. Я перед праздником Св. Троицы просила родителя своего отпустить меня с кем-нибудь в город Задонск - помолиться при мощах сего угодника Божия, но родитель мой отказал мне в этом, как потому, что, по болезненному моему состоянию, при мне нужен был свой человек, который бы присмотрел за мной, так и потому, что ко времени открытия мощей святителя Тихона он обещал мне сам свозить меня в город Задонск; но желание сие - помолиться у мощей свт. Тихона меня не оставляло ни днем, ни ночью.

2 августа месяца сего года я, родитель мой, сестра моя - малолетняя Анна, и невестка наша отправились на богомолье в город Задонск. Не доезжая до города Задонска пяти верст, 10-го числа того же месяца, мы остановились на дороге покормить лошадей. Я сползла на руках с повозки, но когда опять я начала влезать на повозку, нечаянно левую свою ногу поставила на оглоблю и ощутила действие в оной, - левая нога моя по желанию моему двигалась. Слезы радости и благодарности Господу Богу сами собой полились рекой из глаз моих; я хотела скрыть от своих явление милости Божией ко мне, но владеть собой была не в состоянии. Испытав еще состояние левой моей ноги и уверившись в том, что движение в ней есть, что жизнь в ней показалась, я о сем сказала невестке и отцу моему, а они, выслушав сие, приказали мне молчать, молиться Богу и ждать от Него небесной помощи.

Прибыв в город Задонск в пятницу 11 августа, отец мой снес меня в монастырскую ограду и посадил близ памятника прежней усыпальницы святителя Тихона, а я, без сознания ухватившись за решетку, сама поднялась, стала на обе ноги и выпрямилась, положила три земные поклона, прося угодника Божия Тихона исцелить мою душу и тело, и сама, держась за решетку, в первый раз в жизни обошла памятник.

Какая радость наполняла мое сердце, я сказать не в состоянии, я плакала и вся тряслась, но при этом и мучительную боль я ощутила во всей моей пояснице, и слышала, что жилы в пояснице моей распущались; они бились во мне так, что биение их я совершенно сознавала.

Не скрылось сие действие благодати Божей и от многих; меня (не знаю, кто они) схватили на руки, понесли в церковь и приложили к раке угодника Божия, святителя Тихона. Я вся в слезах просила державших опустить меня на пол, и когда опустили, я совершенно сознала послабление болезни ног моих и моеи поясницы; на правую ногу я стала твердо, и почувствовала действие и левой ноги, и опять вся выпрямилась. Когда я помолилась угоднику Божию, богомольцы понесли меня по всей церкви, я прикладывалась ко всем иконам в церкви и к гробам других угодников Божиих, вне оной. Все радовались со мной и благодарили Господа за ниспослание благодати Его в моем исцелении, чрез угодника Его, святителя Тихона.

По открытии св. мощей угодника Божия святителя Тихона, я от множества народа не могла приложиться к мощам, а перед праздником Успения Пресвятой Богородицы, ночью, когда открылась возможность каждому свободно войти в храм, где ныне почивают св. мощи, я приложилась к ним, и в это время я еще испытала над собой действие благодати Божией. Лишь только я приложилась к мощам, как услышала, что все составы костей поясницы моей стали входить в места свои, кости во мне хрустели, и не только я ощущала и слышала сие, но и все близ стоящие и молящиеся со мной слышали сие действие благодати Божией во мне, но при том я ощутила нестерпимую боль во всей моей пояснице, и едва могла удержаться, чтобы не вскричать; но боль сия продолжалась не более двух дней.

Ныне, по благодати Божией и ходатайству угодников Его, святителей Митрофана и Тихона, Воронежских чудотворцев, я сознаю себя совершенно благополучной; руками я владею свободно; ходить я хотя и не могу, но ноги мои постепенно приходят в лучшее положение, постепенно прибавляется на них тело, и ухватившись за палку или за что другое, или с помощью людей, если будут поддерживать под руки, я и переступать могу; в пояснице боли не ощущаю, прямо могу сидеть, прямо и стоять, свободно работать, и в пояснице тело постоянно прибывает, и я уповаю, что Господь, по молитвам угодников Его, святителей Митрофана и Тихона, Воронежских чудотворцев, продлит ко мне милость Свою".

12 человек свидетелей под присягой подтвердили это чудесное исцеление.

Города Воронежа мещанская девица Домника, вольноотпущенная г. полковником Михаилом Марковичем Пареновым, имеющая ныне около 40 лет от рождения, с 1844 года одержима была нечистым духом. При каждом новомесячьи делались с ней припадки: сначала оказывались уныние, тоска, потом начинался крик с произношением дерзких слов против всего святого, особенно против святых угодников Божиих, нередко доходила она даже и до богохульства, затем делался с ней удар с страшными терзаниями, продолжавшимися от трех часов до четырех; после того страдания она приходила как бы в оцепенение и в совершенное беспамятство.

Так 17 лет она мучима была от исконного врага рода человеческого. Сколько она ни употребляла средств для исцеления от врачей телесных, но никогда не получала облегчения от жестокой своей болезни. Одно только утешение и отраду находила она, когда, опомнившись от тяжкого недуга своего, прибегала с верой и теплой молитвой к Царице Небесной, Божией Матери, и к великому угоднику Божию святителю Тихону, которого особенно она чтила и с благоговением поклонялась иконе его.

Икона святителя Тихона более 50 лет назад тому дана была в благословение родителям девицы Домники от боголюбивой их барышни, девицы Евдокии Михайловны, дочери полковника Паренова, который любил и уважал святителя более потому, что имение означенного полковника находилось близ Толшевского монастыря; а когда святитель Божий Тихон жил на покое в Толшевском монастыре, то часто посещал их дом, и по преданию, как рассказывает о том мать девицы Домники, в сладкоглаголивых и назидательных беседах своих с ними поучал их духовной жизни, вразумлял, как они должны обходиться с своими подчиненными, по словам святого Апостола Павла: Господие, правду и уравнение рабом подавайте, ведяще, яко и вы имате Господа на Небесех. "Вы,- говорил им святитель Божий,- приказываете своим рабам исполнять все ваши господские работы, - не лишайте их средств работать и Господу Богу".

Когда пронесся слух об открытии святых мощей святителя Тихона, означенная девица Домника усугубила свои теплые моления пред иконой угодника Божия Тихона, испрашивая с верой Его небесной помощи и заступления об исцелении от мучительного ее страдания, и дала обет сходить и поклониться его святым, нетленным мощам. Святитель Божий, говорила девица, являлся ей в сонном видении, и будто бы вставши из гроба, благословил ее; но что он говорил ей, того она не припомнит.

Когда болящая девица Домника возымела непременное намерение исполнить данный обет свой - сходить в Задонский монастырь для поклонения угоднику Божию, то злой дух вселил в мысль ее, чтобы она оставила свое намерение, что она не получить исцеления, и что святой Тихон не поможет ей, но он или убьет, или сожжет ее. Чтоб победить такие нечистые мысли, страдалица прибегла с пламенной мольбой к святителю, и при таком своем молитвенном состоянии, она объята была каким-то ужасом, так что не смела и боялась взглянуть на икону великого угодника Божия Тихона.

Наконец, с помощью Божией, преодолев все препятствия, делаемые ей от злого духа, 10 августа 1861 года она отправилась в город Задонск для поклонения. Когда же стала она подходить к самому монастырю, с ней сделался припадок, так что отнялись у нее руки и ноги; но бывшие при том странние богомольцы подняли ее и с великим трудом ввели в церковь, к угоднику Божию. Тут с ней повторился еще сильнейший удар, и она несколько минут находилась в бесчувственном положении, а как скоро она опомнилась и, с помощью других, приложилась к святым мощам святителя Тихона, то в ту же минуту почувствовала, что из рта ее вышел какой-то холодный пар, подобный темному облаку. После того ей сделалось легче, она спокойно простояла всю Божественную литургию, отслужила молебен святителю Тихону и с умилением изливала душу свою пред Господом Богом и святым Его угодником. И так, исполненная благоговения и радости, воздав хвалу, благодарение и поклонение Богу, дивно прославляющему святых Своих, возвратилась из монастыря и благополучно пришла в дом свой, и до сего времени находится в совершенном здоровье.

Чудесное исцеление девицы Домники подтвердили под присягой три свидетеля.

Государственный крестьянин Воронежской губернии, пригородной слободы города Боброва, Спиридон Васильевич Артемьев, 35-ти лет, с давнего времени страдал головной болью и ничего не видел левым глазом. В последние шесть лет головная болезнь усилилась, и он нередко находился в самом тяжком состоянии. При этой болезни он стал слабо видеть и правым глазом. Слабость зрения увеличилась до того, что он не мог ходить без проводника и различать предметы, даже в ясную погоду.

Ко времени открытия св. мощей святителя и чудотворца Тихона он пришел в г. Задонск, вместе со своей женой, и как только приложился к св. мощам угодника Божия, тотчас же, при выходе из церкви, почувствовал облегчение от головной боли и правым глазом начал видеть явственнее прежнего. В настоящее же время Спиридон Васильев не чувствует никакой боли в голове, правым глазом может различать предметы и вообще чувствует себя в лучшем состоянии против прежнего. Это исцеление, кроме отца и жены исцелевшего, подтвердили под присягой три свидетеля.

Дочь однодворца Воронежской губернии, Нижнедевицкого уезда, села Краснополья, Матфея Иродионовича Черникова, девица Евфимия, 14-ти лет; на 7-м году от рождения, кажется, от испуга у нее начали образовываться наросты на груди и спине. Больная чувствовала, что внутри ее все жилы как бы притягивались к наростам, и она могла переходить с места на место не иначе, как только в наклонном положении (сгорбившись до живота). При этом она чувствовала в животе нестерпимую боль, которая не давала больной покоя ни днем, ни ночью, а после принятия пищи начиналась мучительная рвота. Два года тому назад больная не могла уже ни стоять, ни сидеть.

Мать больной, Стефанида Гаврилова, узнав о дне открытия св. мощей святителя Тихона, поспешила прибыть к этому дню в г. Задонск с своей больной дочерью. Больная с трудом могла приехать. "Но когда мать моя,- рассказывает о себе больная,- приложила меня к раке угодника Божия, а один из монахов возложил на мою спину крест, я тайно молилась и вдруг почувствовала в душе что-то для меня непонятное, и грустное и вместе радостное, - а внутри себя какую-то тонкую прохладу. В то же мгновение я выпрямилась и могла полагать земные поклоны и ходить с полной свободой, что, благодарение Богу и Его св. угоднику, продолжается и ныне. Но наросты на груди и спине остаются в прежнем положении".

Это чудесное исцеление, кроме больной и ее родителей, подтверждено под присягой 18-ю свидетелями.

Тамбовской губернии, Козловского уезда, деревни Иловайских двориков, временнообязанный помещика М. П. Попова крестьянин - Матфей Дмитриев Поляков, имеющий от роду 30 лет, в 1855 году получил ломоту в руках и в ногах. "От чего эта болезнь приключилась мне, говорил он при показании, я не заметил; а думаю, что от худого одеяния в холодное время". Впоследствии болезнь его усилилась и приняла такой злокачественный характер, что с правой стороны на плече и руке, также на лбу открылись раны, из которых текла материя. Тогда он лишился возможности носить платье и работать. Оставалось для него еще одно утешение: он мог пока ходить. Но вследствие потери соков от ран, силы его постепенно упадали, так что он едва держался на ногах во время ходьбы, а последние две недели перед исцелением лежал уже в постели. Таким образом, болезнь Полякова длилась шесть лет и надежды на благополучный исход ее не было.

Как же он получил исцеление? Здесь мы приведем его собственный рассказ, в устах неграмотного имеющий особую красоту и убедительность. "Имея,- говорил Поляков,- живую веру и упование на помощь святителя Тихона, прославленного Богом, дивным во святых, принял я твердое намерение идти в город Задонск на поклонение его святым чудотворным мощам. На первый день я, с большим трудом, прошел 7 верст; во второй день и третий, чувствуя уже некоторое облегчение от болезни, я мог проходить верст по 30, а по близости к Задонску, молитвами угодника Божия, раны на теле моем засохли, и я стал совсем здоров. В настоящее время, хотя и чувствую малую боль в одних ногах, впрочем, силы есть, и я работаю. Все сказанное могут подтвердить родственники мои и соседи". Так заключил показание свое исцеленный Матфей Поляков.

И действительно, с призыванием имени Божия под присягой, рассказ о сем чудотворении подтвердили: родной брат его Феодосий, двоюродный брат их Иван Созонов и 4 человека крестьян, проживающих в соседстве с ними. Все эти лица не были непосредственными зрителями исцеления, и потому свидетельствовали только о последствиях чуда, т. е. что Матфей Поляков только по прибытии из Задонска стал здоров и начал работать.

Тамбовской губернии, Липецкого уезда, Бутыр¬ской волости, села Сселок, дочь государственного крестьянина Стефана Диомидовича Двуреченского - девица Анна, 20-ти лет, показала под присягой следующее о своей болезни и чудесном исцелении у мощей святителя Тихона:

"В 1859 году, будучи совершенно здоровой, я, вскоре после праздника Рождества Христова, а именно - в последних числах декабря, занимаясь пряжей, почувствовала в себе боль. Началась она тяготой в плечах, затем открылись ломота, слабость во всех членах тела и душевная тоска", отчего она, как говорили при показаниях родные и знакомые, постоянно была печальна. В таком состоянии больная находилась до последних чисел июня истекшего 1861 года. "А в начале июля,- говорила она,- занимаясь в поле жатвой ржи, я почувствовала лихорадку, которая вскоре обратилась в припадок беснования. Эти припадки, помню, повторялись со мной ежедневно, и притом по несколько раз в сутки, особенно при напоминании мне о чем-нибудь священном. Что со мной было во время самих припадков, о том я ничего не помнила, по причине совершенной потери чувств и памяти". Родители же ее: отец, Стефан Диомидов, 58-летний старец, мать Параскева Фомина, старица 63 лет, братья ее и знакомые этому семейству изобразили единогласно в ужасной картине состояние ее во время припадков. "Бесноватая,- говорили они,- кричала во весь голос и на все голоса, в неистовстве рвала и вырывала волосы на своей голове, щипала тело, грызла руки, подвергалась корчам и кривляниям, тряслась всем телом, ругалась над святыней, поносила без разбора всех родных. Тело свое в бесчувственном состоянии она так безжалостно всегда грызла и щипала, что с него не сходили пятна и раны. Мы, кто видел это, старались из жалости удерживать ее от повреждения себя; но у нее в то время действовала такая сила, что двум или трем здоровым мужчинам трудно было одолеть ее. По прекращении припадков, возвратившись к сознанию, больная чувствовала сильную тоску, крайнее оскудение сил, боль во всех членах, и зрелище язв, собственной рукой нанесенных себе, увеличивало тяготу ее сердца".

"Услышав о скором открытии мощей святого Тихона Задонского,- так говорила Анна Двуреченская о своем исцелении,- я просила у него помощи и дала обет быть в Задонске при самом открытии. Я ничего не помню, как меня отправили из дому, что со мной делалось в дороге, как меня привезли в Задонск, как я прикладывалась к раке святителя Тихона; в продолжение всего этого времени я находилась в бесчувственном состоянии (об этом рассказали мне после)". Можно по этому судить, в каком страдальческом недуге была бесноватая и как сильно и всецело обладал ею дух тьмы! Но при ней в путешествии были ее отец с матерью и родной 26-летний брат Прокопий Степанов. Недостаток ее рассказов они пополнили следующими обстоятельствами. "По ее желанию, мы,- говорил отец,- повезли страждущую в Задонск, дня за четыре до открытия святых мощей. На пути все время она была в бесчувственном состоянии, и в припадках беснования играла песни, прыгала, обнаруживая такую силу, что я с женой и с сыном, будучи в силах, едва могли держать ее на повозке. По прибытии в Задонск, еще до открытия святых мощей, мы с 9 числа августа, ежедневно несколько раз, прикладывали больную к раке святого Тихона, но выносили ее всякий раз назад в бесчувственном состоянии, вне себя, с припадками беснования". Соображение сих обстоятельств со временем исцеления бесноватой приводит невольно к той мысли, что святитель, так сказать, намеренно удерживал целебную Свою силу до дня торжественного открытия святых мощей его, чтобы мы в нетленном теле его, как бы очами, узрели источник, из которого исходит обильный дар чудотворений. Ибо исцеление бесноватой последовало 13 августа, в день открытия святых мощей и во время самого крестного хода с ними. Обстоятельство это так поразительно, что мы решились привести его со всеми подробностями.

Во время крестного хода со святыми мощами вокруг монастыря отец бесноватой, мать и брат стояли в толпе народа на монастырском дворе, окружив больную и бдительно наблюдая за ней. В виду их болящая Анна, очнувшись, пришла к сознанию впервые после отправления из своего дома, и, возложив на себя крестное знамение, устремила глаза к мощам святителя, несомым в воздушном пространстве, на значительной высоте. В этот момент она увидела парящим над главой святителя Тихона, в воздухе, юношу с открытыми русыми волосами в белом, длинного покроя одеянии, опоясанного черным поясом. Взоры и руки его, в молитвенном состоянии, простерты были к небу. Но вид его был печален и мрачен. В порывах восторга Анна просила окружавших ее, особенно отца, мать и брата, взглянуть на видение; они искали его глазами, но ничего не увидели. Когда святые мощи пронесли мимо того места, где стояла в народе страждущая, пред глазами Анны дивное видение еще повторилось, только лицо юноши на этот раз сияло неизреченной радостью. Когда спрашивали у нее: "Чему можно уподобить это видение?" Она отвечала: "По моему мнению, оно похоже на изображение святых ангелов или святых угодников Божиих, представляемых на иконах в молитвенном виде".

Исследование сего чудотворения происходило 29 сентября прошлого 1861 года. В заключение показания исцеленная сказала: "Я выехала из Задонска, благодаря Бога и святителя Тихона, совершенно здоровой, как и теперь себя чувствую. Прежней тоски и припадков беснования с тех пор со мной не бывает". Отец, припоминая дальнейшие обстоятельства тяжких страданий, с своей стороны присовокупил, что после видения дочь его неоднократно прикладывалась к святым мощам, но всегда была в чувстве, и припадки беснования не обнаруживались; из Задонска везена была совершенно здоровой и теперь никакой боли не чувствует.

Об обстоятельствах славного исцеления Анны Двуреченской засвидетельствовали под присягой, кроме упомянутых в самом событии лиц, родной брат ее (старший Прокофия) Михаил Степанович Двуреченский, волостный голова Дмитрий Андреев и 11 человек крестьян односельцев, которые знали об ее болезни до отправления в Задонск, и по возвращении Анны домой вполне убедились в совершенном ее исцелении. "Как она освободилась от прежней болезни,- сказали они в один голос,- мы не знаем, только в настоящее время она находится совершенно здоровой, - за что, как слышим, и сама она и ее родные благодарят Бога и святого отца нашего Тихона".

Тамбовской губернии, города Козлова, приписная мещанка, девица Евдокия Никитична Пушкина, 52-х лет, по месту рождения своего жила до 16-ти летнего возраста в Козловском уезде, в селе Хмелевой слободе, при родителях (ныне уже умерших ), которые были однодворцы. Потом, не чувствуя призвания к семейной жизни, она, с благословения родителей, в Хмелеве же поселилась в особой, уединенной келии, в сообществе других благочестивых жен, в уединении искавших себе спасения. В Хмелеве, как и везде по селам, Богослужения совершались только по воскресным и праздничным дням. Желая ежедневно присутствовать при Богослужении, Евдокия по смерти родителей в 1836 году перешла на постоянное жительство в город Козлов, приписалась в мещанство и вместе с племянницей, девицей Параскевой Пушкиной, поселилась там в купленной ею хижине, вблизи соборной церкви. Она была всегда совершенно здорова, а с 1848 года - от испуга ли по случаю бывших в том году в Козлове страшных пожаров, или от другой какой причины, - она начала чувствовать биение сердца, сопровождавшееся истомой души. Поначалу болезнь была не так сильна и припадки нечасто повторялись; но впоследствии, особенно с 1850 года, болезнь, усилившись, сделалась столь невыносима, что Евдокия, от сильной тоски, теряла привязанность к жизни, просила у Бога смерти. В последнее время припадки стали повторяться противу прежнего чаще, дня чрез три и даже менее. В сильной тоске больная никем и ничем не была довольна, из постоянно ласковой делалась капризной, ко всему придиралась, и жившая с ней племянница, без всякой причины, терпела от нее огорчения. Болезненные припадки обыкновенно прекращались сильной отрыжкой.

В начале августа прошлого 1861 года, услышав о скором открытии мощей святителя Тихона, которого и прежде благоговейно чтила, не раз, ради памяти его, бывала в Задонске и служила при его гробе панихиды, Евдокия, как сама говорила, укрепившись верой в мощное ходатайство святителя Тихона пред Богом и вполне уповая получить по его молитвам исцеление, отправилась за 10 суток до открытия святых мощей в город Задонск, одна, пешком. В дороге она провела 4 дня и пришла в Задонск 7 августа вечером. С самого выхода из Козлова, горя усердием поклониться и облобызать святые мощи Тихона, она не чувствовала биения сердца, но мысли самого мрачного свойства давили ее душу, как бы извне нападая на нее, и отрыжка, не прекращаясь во всю дорогу, мучила больную.

Прибыв в Задонск, она, из благоговения к святителю, чтобы достойно коснуться святого его тела и очистить чудотворной силе доступ к своей душе, поговела и 12-го числа в Богородицком монастыре причастилась Святых Таин. Сильное желание ее приложиться к святым мощам в самый день открытия их не исполнилось, по причине многолюдства и тесноты народа. В среду же, 16 августа, по окончании литургии, которую совершал Сергий, епископ Курский, она вместе с другими поклонниками приблизилась к раке святителя Тихона и едва коснулась устами святых мощей, в тот же момент ощутила в себе внезапную перемену: отрыжка, и в Задонске томившая ее, прекратилась, дух уныния исчез, мысли сделались светлыми, чувства отрады, сладости и довольства охватили ее душу и тело. Выразив такие мысли, Евдокия прибавила: "Впрочем, я не могу пересказать со всей точностью, что такое во мне произошло и долго ли я находилась в таком блаженном состоянии. Я была тогда вне себя от радости. Очнувшись же, я, как умела, благодарила святого Тихона, моего благодатного Врача и молитвенника. Болезненные припадки с тех пор со мной не повторялись, и в настоящее время, благодаря Бога и великого Его угодника святителя Тихона, я совершенно здорова как душой, так и телом. Клянусь Богом, Которого я призывала в клятвенном обещании, наперед сего показания данном, что все показанное мной есть сущая правда и лжи ни тени тут нет".

Евдокия Пушкина сперва таила о своем чудесном исцелении, но потом открыла о нем в Задонске двум иеромонахам. В Козлове, согласно с повествованием в Задонске, она сделала точное и подробное его описание, подтвердив присягой истинность его в самых малейших подробностях. Жившая с ней более 25-ти лет родная племянница Параскева Иванова Пушкина, имеющая от роду 40 лет, со своей стороны показала как о ее болезни и припадках до путешествия в Задонск, так и о возврате к ней совершенного спокойствия и здоровья по пришествии обратно в город Козлов.

Тамбовской губернии, Усманского уезда, Пятницкой слободы, государственного крестьянина Димитрия Ильича Свиридова жена Анастасия Евдокимовна, 23-х лет от роду, получила в Задонске, незадолго до открытия святых мощей Тихона, исцеление, достойное примечания.

Особенно горестные обстоятельства жизни, не со всяким случающиеся, воспитали в Анастасии Евдокимовне отвращение от всего земного, холодность к ближним, даже к родным, невнимание к домашнему быту. Скрывая от других такое мрачное состояние души, она думала своими силами выйти из него. Но когда собственные усилия не произвели в ней желаемой перемены; она откровенно объявила о своем душевном расстройстве матери своей, при ней жившей, Евдокии Никитичной Васильевой и своему мужу Димитрию Свиридову, имевшему к ней добрые отношения. Они, с общего соглашения, отслужили в своем доме молебное пение Божией Матери, Заступнице скорбящих.

В начале ноября 1860 года в жизни Анастасии заметили перемену к худшему. Прежняя только холодность души перешла в сильную ненависть ко всему и ко всем, кроме сына, полуторагодовалого малютки, которого она не переставала еще любить из жалости к его возрасту. Сверх того, в болящей открылись нестерпимая тоска, бессонница, отвращение от пищи. Страх охватил душу, мрачные представления, принимающие ясность внешних видений, тревожили ее, и внутренний голос неотступно и утвердительно предрекал ей и сыну вечную погибель. Во все время этого искушения она искала помощи почти в непрестанной, днем и по ночам совершаемой молитве, а потом впала в отчаяние и совсем бросила молиться, считая себя отверженной Богом. В ночь на 6 декабря того же года в ней обнаружилась совершенная потеря рассудка. К изумлению и ужасу родных, она начала говорить странные речи, будто она уже в другом мире, где небо низко, свет мрачен, где все: земля, воздух и прочее - нечисты, осквернены духом злобы, и самые люди в этом призрачном мире казались ей злыми привидениями. Больная не признавала ни родных, ни мужа, на всех бросалась, дралась и кричала: "За что вы лишили меня христанской чистой земли? Возвратите меня в мой родной христианский мир, к моим кровным братьям - христианам", и тому подобное.

В следующем 1861 году, чрез неделю после праздника Богоявления Господня, умер ее сын. Это усугубило ужасные, душевные страдания Анастасии. Ей представлялось, что сына отравила неприязненная сила и увлекла его с собой на вечные мучения. В отчаянии, она, изодрав на себе платье, бегала по улицам, уходила иногда в соседние селения и неистово кричала. Домашние вынужденными нашлись держать ее на привязи. Все сподручные меры приняты были к исцелению несчастной, но ничто не помогало; умопомешательство (назовем так это состояние) усиливалось, и болезнь во всех переменах своих продолжалась таким образом - почти целый год.

В том же 1861 году, дней за двадцать до праздника Живоначальной Троицы, Анастасия, в крайнем изнеможении сил, уснула и видела сон, будто стоит она у мощей святителя Тихона Задонского и хочет рукой поднять покров, коим покрыты святые мощи его; голос невидимый запрещает ей касаться покрова; святитель же мягкосердно сказал: "Пусть откроет". В тот же момент она проснулась, надежда на один миг озарила ее душу, и она почувствовала желание идти в Задонск к святителю Тихону. Но едва успела заявить о сем матери, как неверие и отчаяние опять овладели ею, и какая-то противная сила непреоборимо отвлекала от исполнения благодатной мысли. Мать же, ухватившись за эту мысль, как за якорь спасения, уверяла потерянную дочь свою, что святитель Тихон непременно возвратит ей христианскую землю, и успела расположить ее, после больших усилий, к путешествию в Задонск. Особенных трудов стоило матери довести ее до Задонска, но и для дочери, по ее болезни, нелегко было это путешествие. Полное отсутствие рассудка, крайнее изнеможение физических сил, одышка и давление в груди невыразимо затрудняли движение болящей.

За две недели до праздника Святой Троицы пришли они в Задонск и, не заходя никуда, прямо вошли в церковь, в которой тогда под спудом покоились святые мощи угодника Божия Тихона. Руководимая матерью, больная приблизилась к надгробию, на котором был изображен образ святителя. Лишь только она коснулась к образу устами, в то же мгновение ее озарила было надежда благодатного избавления; но мрачное отчаяние, как бы препираясь, вытеснило это светлое и животворное чувство души. В таком состоянии духа она и вышла из церкви. Мать повела ее в погребальную пещеру Задонского монастыря, в которой погребены тела подвижников, в Боге почивших: схимонаха Митрофана, иеросхимонахов Агапита, Нафанаила и Авраамия, затворника Георгия, блаженного Антония (Алексеевича), также стариц Евфимии (Григорьевны Поповой ), Матроны (Наумовны) и других. Там больная поспешно приложилась к образу Архистратига Михаила, и вдруг в ее душе и в чувствах мгновенно все изменилось; она совершенно пришла в себя и, в неизъяснимой радости, вскрикнула: "Ах! Вот здесь наша-то родная, христианская, чистая земля! Вот наши кровные братья - христиане, - наш свет! А вот и моя родная матушка!" С этими словами она поклонилась матери до земли, как бы здороваясь с ней при неожиданном свидании после долгой разлуки. Рассудок к ней возвратился, сознание вошло в свои пределы, и больная Анастасия Евдокимова совершенно исцелилась, сделавшись как бы иным, новым человеком. В чувствованиях благодарности, с полной верой, горячим усердием и радостными слезами начала она молиться Богу и потом прикладывалась к изображениям на внутренних стенах погребальной пещеры (часовни). Вечером того же дня она исповедалась и, по должном церковном приготовлении, на другой день была удостоена причастия Святых Таин.

Получив исцеление, Анастасия, в сердечной радости, очень скоро шла и спешно возвратилась в дом свой. На пути, в одном селении, она опять подверглась было испытанию. Остановившись для ночлега, она не могла заснуть до глубокой ночи, и так около полуночи опять почувствовала страх, мысли снова взволновались отчаянием; ей показалось, что она низвергается в прежнюю бездну, и привидения засыпают ее землей. Анастасия разбудила мать свою, которая, оградив ее крестным знамением, внушила ей самой креститься и мысленно читать молитву. После этого Анастасия несколько забылась, и в этом состоянии, полусонном и полубодрственном, увидела свет, подобный полуденному блеску солнца, и Архангела Михаила, вблизи стоящим, который сказал ей: "Не бойся, теперь все прошло". Очнувшись, она начала вслух матери радостно благодарить св. угодника Божия Тихона и Михаила Архистратига небесных сил. "С того времени,- как показала мать исцеленной, свидетельница болезней и чуда,- с того времени, за молитвами великого угодника Божия и чудотворца Тихона, также покровительством Архангела Михаила, она, благодаря Бога, находится по-прежнему в здравом уме, беспрепятственно ходит к Богослужению в церковь, молится дома, благоговейно чтит святыню, ко всем ближним питает любовь и ревностно заботится о домашнем хозяйстве".

Бывши во второй раз в Задонске, при самом уже открытии святых мощей святителя Тихона, Анастасия Свиридова о чудесном своем исцелении - сама поведала духовному начальству, по распоряжению которого это событие в то же время было записано и потом подвергнуто законному обследованию. Все лица, по сему делу спрошенные, заявили свои личные наблюдения согласно с показаниями исцеленной и истинность всего события засвидетельствовали под присягой: сама исцеленная, мать ее Евдокия Васильевна, муж Димитрий Свиридов, свекор Илья Свиридов и пять человек ее соседей по местожительству.

Дочь умершего в 1848 году Тульского оружейника Василия Никитича Рудакова, девица Евдокия, имеющая ныне от роду 21 год, до 11-ти лет своей жизни не имела никаких тяжких недугов. А в 1851 году, по осени, была она в праздник Покрова Пресвятой Богородицы у своей тетки, мещанки Александры Никитичны Подовинниковой, и на другой день, в 8-мь часов утра, возвращаясь домой с девицей двумя годами старше ее, Анной Алексеевой, дочерью оружейника же (ныне она состоит в замужестве за оружейником Александром Палиным), нечаянно споткнувшись, упала и так крепко ушиблась, что лишилась сил идти домой. Анна Алексеева, спутница ее, с большим трудом притащила ее к дому. Бедная Евдокия пролежала дома на одре болезни шесть недель, после чего лишилась владения руками и ногами и еле двигалась по комнате. Тогда отвезли ее в городскую больницу, где она, при всех удобствах и попечениях, лечилась три месяца, но по трудности болезни облегчения не получила. В 1857 году, через шесть лет после ушиба, болезнь усилилась: Евдокия не могла ходить, на каждом шагу падала, никакого дела не в силах была взять в руки, даже не имела крепости подняться, а лежала постоянно в постели.

В 1861 году, ко времени открытия св. мощей блаженного Тихона, она приехала в Задонск, по надлежащем церковном приготовлении, причастилась Св. Таин и 12 августа, по окончании Божественной литургии, принесена была к могиле святителя Тихона. Измученная тяжким и продолжительным недугом, Евдокия, от глубины души, с горьким плачем молилась пред иконой Божией Матери, утвержденной на колонне (памятника) над могилой, прося и святителя Тихона, вместе с Богородицей, предстательствовать за нее у Бога. В молитве, окрыленной верой и надеждой, она просила себе исцеления, и эта молитва привлекла к ней чудодейственную силу. Тут же, на месте ее слез и моления, возвратилось к ней свободное действование руками и ногами. Принесенная к могиле святителя больной, она, возблагодарив Господа, в тихом восторге сердца, сама, без всякой сторонней поддержки, пришла к дому, в котором остановилась в Задонске. После чудного исцеления Евдокия еще десять дней прожила в Задонске, пока душа ее не излилась в чувствованиях благодарности к Богу, дивному во святых, и в течение сих дней постоянно ходила в Задонский монастырь на все Богослужения.

На обратном пути в Тулу она сама выходила из тарантаса без всякой поддержки, а всходила в экипаж, из предосторожности, окруженная попечением кого-нибудь из своих спутников.

В настоящее время она не в состоянии еще исполнять трудных и тяжелых работы (например, поднимать тяжести), чувствуя при таких попытках неловкость в локтях, но вообще владеет руками хорошо: свободно прядет пряжу, вяжет чулки, убирает комнаты и вместе с другими исполняет разные домашние нетяжелые работы. В ногах осталась еще слабость, не позволяющая ей ходить далеко; но с отдыхом и на неотдаленное пространство, особенно дома, она ходит ныне без участия и попечения других.

Получив в Задонске от Высокопреосвященного Исидора в благословение икону свт. Тихона, она с усердием ежедневно приносит пред ней молитвы и надеется, по милости Божией и предстательству свт. Тихона, получить совершенное выздоровление.

Чудо сие, при тщательном его исследовании, в числе многих других очевидцев подтвердили с призыванием под присягой самого Бога во свидетеля истины, сама, получившая исцеление Евдокия Васильева Рудакова, бывшая свидетельницей ее ушиба Анна Алексеевна Палина, и ее же дядя и восприемник, Тульский оружейник Иван Рудаков.

Тульской губернии и уезда, сельца Воловникова, жена временнообязанного из крестьян г. Хрущева Афанасия Васильевича, Агриппина Климентьевна, 25-ти лет от роду, с раннего возраста чувствовала по временам головную боль. После же выхода в замужество, когда ей исполнилось 17 лет, в ней обнаружились от неведомой причины припадки беснования, с которыми соединялись еще, как у бесноватого в Евангелии упоминаемого (Мф. 12:22), глухота, немота и потеря зрения.

Несчастная всегда подтвергалась беснованию при звуках благовеста, призывавшего верных к литургии. Когда она оставалась и дома в часы принесения бескровной жертвы; меньше чувствовала страданий, но не избавлялась от них. Так победоносна для падшего духа, исконного человекоубийцы, искупительная жертва Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа! Когда же бесноватую, всегда против ее желания, приводили в церковь, то в важнейшие минуты Богослужения, как, например, при чтении Евангелия и т. п., она падала на пол, билась, странным голосом выла и рыдала, не произнося, однако же, внятных слов, не открывая глаз, не чувствуя голоса и никаких стараний, унимавших ее. В то же время, к ужасу зрителей, живот у нее увеличивался и делался твердым, подобно камню. Для беспрепятственности Богослужения и спокойствия молящихся ее выводили вон из храма; она постепенно и нескоро приходила в себя и не в иное время опять могла войти в церковь, как уже по совершенным окончании Богослужения. Из церкви пришедши домой, она целый день лежала в сильном изнеможении. На другой день она хотя могла ходить и кое-что по хозяйству делать, но, обыкновенно, чувствовала себя еще очень слабой. Таким же припадкам, только сравнительно с наименьшей силой и продолжительностью, подвергалась она во время молебствий, совершаемых священно-церковно служителями в месте ее жительства - у родных. Около восьми лет продолжались такого рода страдания.

Услышав о предстоящем открытии мощей святителя Тихона и о благодатных исцелениях у его гроба, бесноватая уговорила своего мужа, Афанасия Васильевича, сопутствовать ей в Задонске, имея в мысли помолиться там, у св. мощей Тихона, о своем исцелении. Искренняя уверенность в благодатной силе святителя поддерживала ее в трудном, по мучительному состоянию ее души, путешествии.

В день торжественного открытия св. мощей несколько человек с большим трудом едва могли приблизить ее, по причине отчаянных ее сопротивлений, к чудотворной раке свт. Тихона, и когда к самым нетленным мощам приложили ее голову, то страдалица мгновенно получила полное исцеление, и домой возвратилась совершенно свободной от беснования.

Родственники ее, свидетельствуясь совестью и Богом, показали под присягой, что "Агриппина возвратилась из Задонска совершенно здоровой; и когда мы после того, но обыкновению, брали в свой дом св. иконы, то она уже не боялась их, не бегала от них, как прежде, а вместе с дядями ходила за ними в церковь; и как в церкви при службе Господней, так и дома при молебнах, спокойно молилась Богу".

В настоящее время Агриппина живет вместе с мужем, по его занятиям, в Москве. Оттуда Афанасий Васильев извещает родных, что жена его, слава Богу, со времени исцеления пребывает в полном здоровье.

Показание сие удостоверили присягой: отец исцеленной Климент Онисимович, мать ее Любовь Яковлевна, родной дядя ее Иван Онисимович и другие ее близкие родные, и люди сторонние, мужского и женского пола, в числе 15-ти человек.

Воронежской губернии, Землянского уезда, села Дехтевого, государственная крестьянка, девица, Стефанида Федоровна, по фамилии Черных, 19-ти лет от роду, с детства была здорова; но 8 ноября 1857 года, как показали согласно с ней ее ближайшие родственники, она от удара в поясницу получила постоянный недуг. Обе ноги у нее были скорчены (сведены), и больная, потеряв всякую возможность ходить, до самого исцеления, в течение трех с половиной лет, лежала в постеле и притом на одном правом боку. Заниматься она ничем не могла, даже пищу и питье принимала в обыкновенном своем лежачем положении. В первое время болезнь ее сопровождалась такой сильной болью, что Стефанида постоянно кричала во весь голос, не давая покой семейству своему и возбуждая во всех грусть и сострадание. В послдедующее время, освоившись с своими страданиями, она сделалась спокойнее, крики ее превратились в болезненные стоны, по временам раздававшиеся в ее избе. "Боже мой! - думали многие, смотря на больную,- за что этот человек страдает? Кто теперь возвратит ей природную крепость и силу? Как возвеселилась бы душа ее, если бы она получила здоровье? Какую отраду доставило бы это выздоровление всем знающим больную?"

Милосердный Господь Бог послал ей действительное врачевство в нетленных останках святителя Тихона.

К открытию св. мощей его отец болящей Стефаниды государственный крестьянин Федор Черных, со своей матерью по имени Евфимией, привезли больную в Задонск. 14 августа, после обедни и благодарственного молебна, Федор с чужой, ему неизвестной женщиной, принесли в церковь больную, приложили ее к мощам святителя Тихона и, вынесши из храма на своих руках, положили на монастырском дворе на траву, ожидая действия благодати Божией. В это время подошла к ним какая-то неизвестная им монахиня и советовала больной встать. Стефанида отвечала, что она больна и уже несколько лет не ходит. Тогда монахиня стала рассказывать об исцелениях, дарованных угодником Божиим Тихоном многим больным, как она слышала и сама видела; нагнулась к больной и, взяв ее под руки, подняла. Немогшая прежде ходить, больная свободно встала. Стоявшие возле подали ей палку, она без сторонней помощи прошла несколько сажень и потом села, тогда как прежде, во все продолжение болезни не могла и сидеть. В настоящее время она проживает дома и, по общей слабости сил, с посохом в руках свободно ходит по селу в храм Божий на общественную молитву.

Свидетели ее болезни и исцеления, вместе с самой Стефанидой, единогласно приписывают ее выздоровление чудотворной силе от св. мощей святителя Тихона, - что, по убеждению совести и по несомненности самого явления, подтвердили под присягой: сама исцеленная от болезни Стефанида Федоровна, мать ее, государственная крестьянка Анна Егоровна, бабка ее Евфимия Иулиановна Черных и восемь человек крестьян из одного с ней села. (При исследовании отец Стефаниды был в отлучке).

Воронежской губернии, Хоперского уезда, села Артюшкина, из временнообязанных - дворовая девица помещика Сергея Николаевича Доломанова - Татьяна Андреевна Оболенская, 49-ти лет, с малых лет находилась в услужении у господ своих и с ними всегда ездила в разные места. До сорока лет она была здорова. В 1852 году помещица Дарья Павловна Доломанова (уже умершая) поздней осенью поехала в село Тихвивское, расстоянием на 40 верст от Артюшкина, взявши с собой и Татьяну. Проживши там около месяца, они возвращались домой уже с наступлением зимы. Не запасшись теплой одеждой и понадеявшись на крепость своего здоровья, Татьяна Оболенская так простудилась в пути, что по приезде к дому не могла идти и вынесена из экипажа. С того времени у нее открылось сильное онемение в обеих ногах, и припадочные конвульсии ежемесячно повторялись при каждом новолунии и полнолунии. Жителям села Артюшкина известно было, что больная в течение почти девяти лет много раз прибегала к медицинским средствам, но облегчения, по крайнему упорству болезни, не было.

В начале августа 1861 года, услышав об открытии св. мощей, она поехала в Задонске с матерью своей, дворовой женщиной Марфой Григорьевой, просить помощи у новоявленного угодника Божия Тихона. Приехав в Задонск 11-го числа августа, она внесена была во двор монастырский матерью и двумя прибывшими с ней на поклонение женщинами: женой дьякона села Артюшкина Анастасией Вязовой и города Новохоперска мещанкой Евдокией Богдановой, а в церковь, по множеству теснившегося народа, ее внесли того же дня вечером и приложили к раке святителя, в коей он почивал до открытия св. мощей, два неизвестные ей мужчины. С полным упованием на Бога и с верой на предстательство свт. Тихона, приложилась больная к раке со св. мощами. святитель Божий благосердно принял ее молитву, и девятилетняя страдалица мгновенно почувствовала во всем организме, и особенно в ногах, облегчение, так что с малой только помощью других, но уже на своих ногах, вышла она из церкви, и одна, без поддержки других, долго стояла на церковном дворе, в умной молитве благодаря Бога и святителя Тихона за исцеление. В настоящее время припадочных конвульсий с Татьяной Оболенской не бывает, и она ходит на своих ногах, хотя не без помощи других.

Все упомянутые в настоящем событии лица, бывшие его очевидцами, вместе с исцеленной, законным порядком подтвердили его, приписывая исцеление чудотворной силе от св. мощей новоявленного угодника Божия Тихона Задонского и всея России чудотворца.

Орловской губернии, Елецкого уезда, деревни Баевки, государственного крестьянина Тимофея Баева дочь, девица Надежда, 27-ми лет от роду, обученная и грамоте, на восьмом году своей жизни сделалась больна и пролежала в постели весь год. Болезнь, как сама помнит доселе, она чувствовала во всем теле, но в частности страдала колотьем во всех членах, не могла действовать ни руками, ни ногами, и сверх того у нее образовались горбы спереди и за плечами. В 1843 году родители возили в этом положении больную в г. Задонск и там носили ее в пещеру, в которой почивали в то время мощи угодника Божия Тихона. Когда приложили ее к гробнице святителя, больная мгновенно получила владение руками и ногами и чувствовала особенную легкость во всем теле, так что начала, хотя с трудом, ходить. Горбы, однако, не только не выпрямились, но стали больше расти, от чего она с трудом дышала. В таком положении Надежда провела несколько лет.

Прослышав об имеющем последовать торжественном открытии многоцелебных мощей святителя Тихона, она, приняв большие труды, с твердой верой в душе и с посохом в руках, пришла 11 августа в Задонск перед началом всенощного бдения, и никуда не заходя, прямо отправилась на монастырский двор, к святому храму. Здесь вере и терпению болящей предстояли большие испытания, как было и в те дни, когда Спаситель непосредственным действием благодати Своей врачевал немощи недужных. Как только остановилась она во дворе, почувствовала сильную слабость во всех членах и больше не могла двигаться. Время было теплое, народу множество. Больная, жаждущая молитвенно коснуться устами гробницы святителя, не могла за теснотой исполнить своего желания и, в надежде воспользоваться ранним утром, провела ночь на монастырском дворе. На другой день, 12 августа, с ней сделались корчи, слабость во всем теле увеличилась, открылась необыкновенная зевота, раздирающая рот, и глаза от судорожных движений как бы выходили из своих мест. Она впала в совершенное беспамятство и лежала на голой земле. Когда же начала приходить в себя, какое-то приятное ощущение разлилось по ее телу; ей представилось, что звезды на небе горят особенным ярким светом, что ей дал кто-то, как будто наяву, небольшую икону в золотом окладе. Но кто именно дал эту икону, какой святой изображен на ней, того она ни припомнить, ни вообразить себе не может. Стоявшие вокруг нее ничего этого не видали. Опамятовавшись же совершенно, она чувствовала значительное облегчение, но ходить не могла. В воскресение, 13 августа, до начала литургии принесли ее в соборный храм, в котором накануне поставлены были св. мощи среди церкви. Когда во время святительского входа св. мощи понесли в алтарь, она, сидя на полу, сподобилась чувственным зрением увидеть ясно пред собой святителя Тихона. Святитель, наклонясь к ней, взял ее десницей своей под мышку правой руки и поставил на ноги. После этого Надежда стояла во все продолжение литургии и сама уже подходила к царским вратам для принятия Св. Таин.

По полученным недавно сведениям, она в настоящее время во всем теле чувствует легкость и крепость, горб спереди уменьшился уже наполовину, задний также заметно сократился, рост в теле увеличился, стан выравнивается, дыхание сделалось свободным и ходит она беспрепятственно.

О действительности этого чуда, по принесении присяги, засвидетельствовали: сама исцеленная Надежда Баева, ее родители и 20 человек людей сторонних.

Орловской губернии и уезда, села Философова, жена временнообязанного (из крестьян Г. Шениг) Емельяна Егоровича - Мазнева Агрипина Тихоновна, 21-го года, в 1858 году сначала почувствовала сильную в голове боль, потом у нее свело руки и ноги. Она перестала ходить и начала ползать. Родные кормили, поили ее и вообще ходили за ней, по народному выражению, как за малым ребенком. Впрочем, все ее болезненные припадки были проявлением беснования, главного недуга, которым она была одержима.

Надежда на благодатное исцеление при мощах святителя и Чудотворца Тихона побудила ее просить мужа и родных сопутствовать ей в Задонск. Страждущую уложили в телегу и повезли. Когда приближались к Задонску, с ней сделались столь сильные припадки беснования, что спутники едва могли удержать ее в телеге. Бесноватая получила необыкновенную силу, изорвала на себе все платье, рвалась и металась во все стороны. Какая-то неведомая злая сила внутренно влекла ее к реке Дону, текущей близ дороги, внушая страшную мысль утопиться - для избежания страданий. Одна только краткая молитва, которую она твердила, несколько облегчала ее страдание. Объясняя окружавшим ее родным и прочим богомольцам, встретившимся по дороге, что злая сила тянет ее к реке, она умоляла всех крепче держать ее в телеге.

Будучи привезена вечером 10 августа на мона¬стырский двор, она постоянно находилась в конвульсиях, и своими страданиями, привлекая к себе толпы народа, наводила ужас на всех, которые любопытствовали ее видеть. 12 августа несколько человек понесли ее в теплую Рождества Пресвятой Богородицы церковь, где с 1846 года покоились в честной раке (гробнице ) св. мощи блаженного Тихона, и приложили к гробнице. В это время с пламенной молитвой она взывала к святителю, умоляя его из глубины сердца разрешить ее от недугов. После сего, благодатью Божией по молитвам святого, она получила свободное движение в руках и ногах, избавилась от беснования и ныне проживает в Орловской губернии, в городе Ливнах.

О своих страданиях и исцелении Агрипина Мазнева еще в Задонске объявила для славы Божией духовному начальству, а при последующей затем проверке сообщенных ею сведений действительность страданий и благодатного посещения подтвердили под присягой муж исцеленной Емелиан Мазнев, две родных сестры ее: Евдокия и Анастасия Тихоновы и, кроме их, о страданиях Агрипины показали по священству села Философова: священник Василий Воскресенский и дьякон Алексей Никольский, не бывшие свидетелями самого исцеления.

Тульской губернии, Богородицкого уезда, прихода села Спасского, деревни Коптевки, временнообязанный крестьянин помещика Алексея Стефановича Хомякова Мартин Семенов, по прозванию Купцов, 70-ти лет от роду, по приведении к присяге, показал, что в 1859 году, 20 февраля, на Сырной неделе в четверток, пошел он в соседнюю деревню Котовку по своим надобностям к крестьянину Авксентию Павлову. После обеда пошел он в сенник отдохнуть и уснул. Крестьянин Павлов разбудил его. Он почувствовал в левой руке, в боку и ноге онемение, и сам не мог встать, а поднял его Павлов и отвез домой. В доме употреблены были кровопускание и другие врачебные пособия, но болезнь до того усилилась, что его переворачивали с боку на бок. Болезнь сия продолжалась более года. После несколько ослабела. Он, хотя с величайшим трудом, начал с палкой перетаскивать ногу. Услышавши о готовящемся открытии мощей свт. Тихона в Задонске, он возымел желание поклониться св. мощам. В дороге шел не более семи верст в сутки.

Пришедши в Задонск 9 августа, он приложился к раке свт. Тихона, и в то же время почувствовал, что онемение несколько разрешилось, он стал чувствовать более развязности в руке и в ноге. В этот день он в первый раз мог сам подпоясаться. На обратном пути он мог уже проходить от 15 до 20 верст в сутки, хотя совершенного выздоровления еще не чувствует.

Справедливость сего засвидетельствовали: священник приходской по священству, пять человек родственников и несколько соседей под присягой.

Орловской губернии, города Ливны, солдатка, вдова Евфросиния Гавриловна Бабичева, 48-ми лет от роду, под присягой показала, что она, занимаясь мелочной продажей яблок и проч., 6 лет тому назад на ярмарке в Ливнах, в день Усекновения главы св. Иоанна Крестителя, в ненастную и дождливую погоду промочила и застудила ноги и почувствовала в них судороги. Так как она сама не могла уже идти, то наняла мужичка, который и привез ее с товаром в квартиру, занимаемую ею у двоюродной сестры в пригородной слободе. В продолжении 6-летней болезни своей она, по причине бедности своей, ничем не лечилась. Священник несколько раз ее исповедовал и приобщал Св. Таин, и однажды пособоровал. Болезнь ее, постепенно усиливаясь во всем теле, дошла до того, что она не могла не только ходить, но даже и лежать на спине, а находилась почти в висячем положении с помощью укрепленного над ее кроватью шеста, за который она держалась попеременно то одной, то другой рукой, и питалась приношениями от двоюродного брата и других. Когда услышала она в июле месяце сего года об открытии мощей святителя Тихона в г. Задонске, то мысленно молилась ему усердно о помиловании ее и дала обет идти в Задонск на поклонение угоднику Божию, как скоро будет иметь облегчение. С того времени она начала вставать с постели и ходить по избе, опираясь на палку. В последних числах месяца июля, она, хотя с большим трудом, отправилась в Задонск, пригласила с собой пятнадцатилетнюю племянницу свою, девицу Надежду Сахарову. В пути, при ежедневном постепенном облегчении, не более, чем за неделю, она пришла в Задонск.

В августе 1-го числа, приложившись к надгробию святителя Тихона, она получила совершенное исцеление. О сем объявила она архимандриту Задонского монастыря и осталась, по усердию, до открытия мощей. В сие время она увиделась в Задонском монастыре с купцом Шубиным, который знал о ее болезни и питал ее во время оной, и рассказала ему о своем исцелении.

С призванием имени Божия под присягой подтвердили о сем три человека, знающие о ее болезни.



СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Начало книги. Главы I - II
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава III
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава IV
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава V (начало)
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Главы V (окончание) - VI
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 1. Глава VII
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава I
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава II
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III
"Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России" составленное Н. В. Елагиным. Часть 2: Прославление святителя Тихона, обретение и открытие святых мощей его. Глава III (окончание)




































© Воронежская митрополия - 2011-2018 г.
При использовании материалов сайта не забывайте делать ссылку на источник.